Перейти к содержимому

ПРАВИЛА ФОРУМА «ЭКОЛОГИЯ НЕПОЗНАННОГО». ЧИТАТЬ!
- - - - -

Легендарные и мифологические мотивы в романе "Кровь на мечах. Нас рассудят боги"

мифы легенды романы мифология история книга издание 2012 гаврилов

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 8

#1 Дмитрий Гаврилов

Дмитрий Гаврилов

    Мастер клавиатуры

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 413 сообщений

Отправлено 26 Март 2012 - 09:24

Вниманию заинтересованного читателя представляю наш роман, на Великдень появившийся в центральных книжных магазинах Москвы и в сетевых электронных... По мере прочтения предлагаю обсудить использованные авторами сюжеты мифов и легенд.

Гаврилов Дмитрий, Гаврилова Анна. Кровь на мечах. Нас рассудят боги. - М.: Яуза: ЭКСМО, 2012, - 416 с. 978-5-699-55492-8

Авторская аннотация:

Действие романа "Кровь на мечах. Нас рассудят боги" охватывает период 860-880-х гг. и разворачивается в Приильменье, древнем Киеве, у стен самого Царьграда. Книга основана на малоизвестном историческом факте первого крещения днепровской руси – князя Осколода (Аскольда) и части его окружения – в 867 г. прибывшим в Киев посольством ромейского патриарха Фотия и базилевса Михаила III. Это событие зафиксировано в Никоновской (Патриаршей) летописи и у византийских авторов IX-X вв.

Для кого-то крещение – надежда на новую духовную жизнь, для кого-то – лишь путь к личной выгоде. На столкновение языческих и христианских воззрений авторы смотрят сквозь призму непростых взаимоотношений главных героев повествования, сначала – отроков, а затем – дружинников, Розмича и Добродея.

Княгиня Дира, князь Вещий Олег - Орвар Одд, его брат Гудмунд, сестра Едвинда, сам Рюрик и другие легендарные персонажи саг и летописей как живые сходят со страниц... Перед взором читателя встают сцены призвания варягов-руси из Вагрии, восстания Вадима, походов на Царьград, смерти Осколодовой и вокняжения Вещего Олега на Руси.

Избранный фрагмент:

… Не первую седьмицу Старград, стольный град вагров, первенствующих среди прочих венедских да ободритских народов, обсуждал весёлый княжий пир.
И не то, чтобы столы пуще прежнего ломились от яств. И не то, чтобы лихие ловчие загнали жирнее вепря и настреляли больше дичи. Да и медов было пролито и выпито, как и в былые годы. А случилось на том пиру нечто, изменившее судьбы многих…
Посредине залы горели костры, над ними в котлах бурила и пенилась хмельная влага. Полные кубки и рога передавались через всю палату, и князь Рюрик – сын короля Табемысла, освящал все напитки и яства, а стольничьи относили обратно. Первым был рог в честь бога богов Свентовита — его осушали также за победу славянского оружия.Потом возносили хвалу Сварожичу — пили за урожайный год и мир. Поминали и Чёрнобога, чтобы пропавшим в его чертогах не пришлось бы долго мучиться перед новым рождением.
По обыкновению подняв кубок, вознеся хвалу рогатому богу Леса, покровителю охоты, не поскупившемуся и в этот раз, Рюрик вздумал наградить охотника, чьей меткости собрание было обязано сытной трапезой.
– Это Тот, кто в плаще! – назвали стрелка осведомлённые бояре.
– Странное имя, – удивился князь, оглядывая незнакомца, поклонившегося ему из глубины длинной пиршественной залы. – Так что же ты, лучник, сел столь далёко? Доселе не видал я тебя, давно ли служишь нам? Приблизься, и займи сегодня место по сердцу, – предложил он.
– Великий Херрауд, да не примут эти слова за обидные верные твои братья и советники. Я, будь на то воля твоя, прикрыл бы тебе спину, – отвечал незнакомец, выходя на середину залы пред очи Рюрика. – Ты не мог видеть меня прежде, потому как я не служу никому, кроме владетеля Перекрёстков. Но мне и моим людям было дозволено перезимовать в Альдинборге, и эта добыча лишь малая плата за гостеприимство твоего народа.
Был он строен и высок, длинный потрёпанный синий плащ укрывал его с головы до ног, а тёмный капюшон скрывал черты лица.
– Херрауд? Да, под этим именем меня знают за морем. Видать, ты прибыл к нам издалека? Отведай же старого мёда, добрый стрелок! Кто бы ты ни был, мы рады чествовать героя, коли у него зоркий глаз и твёрдая рука.
По едва заметному знаку Рюрика расторопный отрок поднёс незнакомцу полный пенной браги рог. Тот принял обеими руками, слегка поклонился князю, его родичам и жёнам, затем собранию. После незнакомец слегка плеснул хмельного на землю:
– Слава предкам! – провозгласил он, и следом опрокинул в себя всё содержимое, словно малую чарку.
– Добро! Я гляжу, ты чтишь старые обычаи? – рассмеялся Рюрик, но посерьёзнел и добавил. – Чтобы спину мне беречь, искусно стрелять – это мало будет. Надобно голову трезвую на плечах держать.
– Если у тебя, конунг, есть на этот счёт сомнения, ты можешь испытать меня, – просто ответил незнакомец.
Как после рассказывали знающие люди, с чьих слов и сложены древние саги, хозяин решил подпоить своего гостя и дознаться, кто тот на самом деле. Перекинувшись взглядами с братьями, сидевшими за тем же столом, Рюрик дал ход состязанию.
– Готов биться об заклад, – сказал он, снимая золотой перстень, – что тебе не выиграть этот спор у Сигурда и Сьёльва.
– Ставлю большой чёрный лук и стрелы. Им не одолеть меня, – откликнулся незнакомец. – Если ты не возражаешь, пусть в этот раз мёд черпает моя старшая сестра. В обычае нашего племени, когда женщина сама подносит хмельную брагу героям. Так лучше пьётся!
– Я не против! – улыбнулся Рюрик. – Вели позвать за ней.
– Гудмунд! – крикнул княжий гость через зал, обращаясь к кому-то из провожатых…
Через некоторое время она уже стояла у трона Старградского князя. Едва лишь девушка вошла, стих и многоязыкий хор полупьяных мужчин, смолкли скороговорки венедских жён. Воцарилось молчание, ибо никогда прежде не видел этот суровый и загрубевший в бесконечных войнах народ такой красы.
Ростом она была на голову ниже брата, но это бросилось в глаза, едва стали рядом. Пиршественную залу пересекла с грациозностью рыси. Белокурые волосы венчал тонкий золочёный обод. Девушка поклонилась князю в пояс. Он ошалело кивнул.
– Если великие боги и впрямь вырезали первую женщину из ивы, так это она… – подумал Рюрик. – Неповторимая, единственная, равная небожителям!
Словно бы исчезли звуки, запахи, люди, стены... Не было никого, кроме неё, перворождённой. Таких дев воспевают седые скальды, повествуя о давно прошедших и безвозвратных временах…
Князь уже не видел, как в гневе встали и вышли вон обе его жены. Не помнил, как по очереди к коварному незнакомцу подходили выпивохи и бахвалы Сьёльв и Сигурд, поминая нараспев о свершённых ими подвигах. Не замечал он и того, как, отвечая на похвальбу княжьих бояр, гость в свой черёд осушает рог за рогом, ведя речь о деяниях не менее чудесных и удивительных. Как под смех и гогот пирующих Сигурда, рухнувшего на руки подбежавших отроков, поволокли наружу. Впрочем, и Сьёльв последовал бы за напарником, но своевременно проглоченная козлятина давала ему силы продолжать состязание. И была очередь княжьего гостя снова поднимать рог.
– Как-то после кровопролитного боя только я и остался в живых на дракаре. Враги сковали мне ноги и, сняв тетиву с лука, связали руки за спиной. Бдительная стража денно и нощно стерегла меня. Я заговорил со своими сторожами, обещая развлечь. И я пел для них, и погрузил самых неусыпных на корабле в дрёму. После мне удалось перетереть тетиву и без труда избавиться от оков. Я разыскал свои стрелы и лук и отомстил той ночью за гибель всех моих товарищей. Вознесу же рог сей за нашу Удачу! Пусть будет доброй ко всем нам!
Незнакомец пил вино, не притрагиваясь к съестному. И хотя Сьёльв ещё держался на ногах, лыка он не вязал. Отчаявшись соединить очередную пару слов, махнул рукой, похлопал победителя по плечу и, пошатываясь, двинулся к ближайшему пустующему месту, чтобы рухнуть «мордой лица» в миску пошире. Но хмель одолел на полпути, услужливые отроки подхватили и его…
– Тебя зовут Орвар Одд! – прозвенел вдруг чистый и звонкий девичий голосок, но сидящие за весёлым пиром не обратили на него внимания.
Услышали разве лишь сам гость, да князь:
– Златовласка! – нахмурился Рюрик.
– А что я такого сказала, отец! – возмутилась девочка, выступая из-за длинного занавеса, скрывавшего угол пиршественной залы. – Ведь, я угадала? Да? Он же сам про то спел? И мне воспитатель рассказывал…
Рюрик с укоризной посмотрел на дочь, и отметил про себя ненароком:
«Девять лет, а как вытянулась. Братишке трудно будет угнаться за сестрой…»
– Негоже подглядывать за взрослыми играми, дитя моё, – мягко добавил князь. – У тебя ещё будет время расспросить славного воина, а сейчас – ступай к себе. Ступай!
Гордо вскинув голову, так что золотистые локоны от этого движения соскользнули с плеч на грудь, девочка удалилась. Напоследок, впрочем, она успела одарить гостя взглядом, не лишённым игривости, мол, это я узнала тебя, Орвар Одд, и никуда тебе от меня отныне не спрятаться.
– Значит, Одд Стрелок!? – сказал князь так громко, чтобы его услышали все.
– Истинно так, великий конунг, – вновь обратила на себя внимание сестра гостя. – Твоя Силкисив[1] прозорлива не по годам. И мы с братом рады сегодня испытать славянское гостеприимство. Должно быть, ты простишь нам невинную шутку, что не назвали себя сразу.
– Одд Стрелок! Тот самый!? Ну, как же, – зашептались ряды гостей. – Кто ж на Севере не знает его!
Вот ведь, довелось очутиться на пиру славному гостю, чьи похождения не первый год будоражили умы всех красавиц северных земель. Даже сам владыка Старграда, и тот не ведал, не знал, кого усадили в памятный с тех пор вечер возле дверей.
В далёких таинственных странах финнов и бьярмов свершил он первые подвиги и сказочно разбогател, похитив у тамошних народов несметные сокровища. Но тяга к драгоценностям не завладела разумом молодого и удачливого викинга. Когда разгневанные боги бьярмов раскачали воды так, что корабли Одда едва не пошли на дно, он приказал посвятить все богатства морю. И это было сделано. В тот же миг шторм утих и вождь спас свою дружину. Об Одде сказывали, что в том путешествии метким выстрелом он сразил не только чудовищного белого медведя, но и нескольких великанш, и поверить в это было легко, ибо каждый убедился в меткости Одда Стрелка. Ещё говорили, что от земли фризов до самой Алоди, где правил король Гостомысл, не было благородней викинга – он не ел сырого мяса и не пил вражьей крови, не обирал береговых жителей и купцов более, чем это необходимо в походе, никогда не обижал и не позволял грабить женщин.
– Хвала Браги! Это было презабавно, но в другой раз я, пожалуй, остерегусь состязаться с вендами.
Меньше от пива
пользы бывает,
чем думают многие;
чем больше ты пьешь,
тем меньше покорен
твой разум тебе[2].
И сам Аса-Тор не выпил бы столько, как мы на троих, – пошутил названный Оддом, сбрасывая синюю хламиду на руки расторопному слуге.
– Доброй удачи, герой! – приветствовал его Рюрик. – Сядь рядом со мною. Молва о твоих похождениях бежит впереди быстрее лютого зверя. Пожалуй, никому иному из мурманских ярлов я бы не доверил собственной спины.
– А что бы ты, славный конунг, доверил моей сестре Едвинде? – спросил Одд, не сводя с Рюрика немигающих зелёных глаз.
Но князь вряд ли нуждался в откровенном намёке. Он сошёл с престола, ладный, могучий, всевластный, и, внезапно, дрогнув, принял нежную ладонь враз покрасневшей мурманки в свою десницу…
… Недели летели одна за другой. Слухи сменялись слухами. Знали только, что с той поры сын короля приблизил северян к себе. Но никто не слышал разговора промеж них, ибо и Рюрик и Одд ведали цену словам.
– Говорят, что тебе всегда бывает попутный ветер, и он дует даже в том случае, когда при полном штиле ты поднимаешь парус, – молвил как-то Рюрик.
– Это легко проверить, если нам по пути, – ответил Одд и добавил, – впрочем, тот же ветер полнил паруса моего отца, и деда.
– Я был бы рад видеть тебя среди своих друзей. Нам предстоит за морем славное дело, но будет пролито много крови. И каждый меч, каждая секира теперь на счету.
– Я обхожусь стрелами, – уточнил Одд. – А если случается сойтись в ближнем бою, лучший мне помощник – дорожный посох.
Рюрик кивнул:
– Стрелы тоже сгодятся! Слышал, твои люди не боятся испытывать судьбу. Найдёшь ли для них слова Силы?
– Найду, мне это не впервой. Только сам знаешь, есть особый ряд, который лучше скрепить кровью, – напомнил Одд. – Я заметил на пиру, тебе глянулась моя сестра. Что ты на это скажешь?
– У меня уже есть две жены, – смутился Рюрик. – Согласится ли Едвинда стать третьей? А если я ей не люб?
– Сомнения излишни, – успокоил Одд. – Она тоже положила на тебя глаз. Насколько я знаю, Едвинда куда моложе нынешних твоих женщин, и ей суждено со временем стать первой.
– Если бы она согласилась, я стал бы счастливейшим из смертных. Ведь первую жену из ляхов взял я по глупости и младости, вторую – по обычаю и долгу, как у нас заведено… Но у меня не было женщины по любви. Если ты поведёшь свою дружину со мной за море, клянусь, на том берегу я стану мужем Едвинде.
– Да будет так. Но куда лежит наш путь?
– Cтранно, что ты спросил о том в последнюю очередь. Неужели, судьба сестры для тебя важнее собственной?
– Меня ещё зовут Одд Странник, Одд Путник, если ты знаешь. И самим именем Всеотца[3] суждено мне скитаться, с каждым разом всё дальше и дальше уходить от родного берега. За морем на закат светила я уже побывал, но ты ведь идёшь на всход солнца? Не так ли?
– Да, мой дед, король Гостомысл, окончил дни на той земле и завещал сменить его, ибо не оставил после себя сыновей. Все они погибли, омрачив ему старость. Прежде дед правил в Велиграде, где ныне мой отец Табемысл, но после – ушёл за море в Алодь, как должно по кровным законам и чтобы принять под руку земли своего тестя.
– Теперь я знаю, о какой стране речь, – догадался Одд. – Наш путь лежит в Страну Кюльфингов.
– Я не знаю, почему вы, северяне, так её зовёте. Там родная земля моих далёких пращуров. Я возвращаюсь туда вслед за дедом, чтобы пролить на их курганы жертвенной руды.
– Лучше будет пролить чужую, чем свою, – задумчиво молвил Одд и добавил. – Но и это почётнее, чем сгинуть от старости или болезни… Мы зовём тот берег Кюльфингаландом, ибо издревле живут там своим особым законом – воины и торговые люди, подчиняются лишь звону вечевого колокола, а по-нашему, кюльфы.
– Этот колокол звенел, должно быть, громко, и когда призывали на свеев деда. Я был ещё подростком тогда и смутно помню, как он уходил, а с ним дядья. Те дядья помладше меня были…
– Мой отец – хёвдинг с острова Храфнисте, а мать родом из Ослофьорда, сам я учился и вырос в Берурьёде. Мне хорошо известны торговцы Алоди. С самого дальнего Востока привозили они к нам и воздушные ткани, и сулеймановы мечи, и серебряные дирхемы.
– … Но скажи мне, Одд, зачем ты взял имя Странник? Зачем сторонишься родины? Неужели, ты чем-то прогневил отца или мать?
– О, нет! Я чту родичей, и сопровождает меня мой брат Гудмунд, как и сестра Едвинда. С тех пор, как вернулся из Ирландии, не расстаюсь с ними. Но место, где я провёл детство, таит опасность. Надеюсь, Рюрик, после всего того, что ты обо мне слышал даже из чужих уст, нельзя сказать, что я трус. Но человек по жизни предусмотрительный. Выслушай же мою историю, а потом суди!
Предложил Одд и начал рассказ:
«Видишь ли, случилось так, что у нас в усадьбе остановилась на ночлег некая вёльва. Прознав о том, сбежался не один хутор. Вся округа. И подходили к ней, и каждому она предсказывала, что случится с ним в жизни. И многие были рады пророчествам.
– Кажется, все уже узнали, что должно, – сказала вёльва наконец.
– Да, кажется, это так, – ответили ей.
– А кто лежит там, в соседней комнате, под шкурами? – удивилась тогда вёльва. – Сдается мне, это бессильный старик.
Но это был, конечно, не старик. А я. Пророчица так бубнила, что прогнала сон. Словом, когда она прозвала меня стариком, я сел на постели и сказал:
– Ты ошиблась, женщина. И я не верю ни одному твоему слову. Если не в силах сказать, старый или молодой спит за стеной, то способна ли ты предсказать судьбу на много лет вперёд? Так что лучше помолчи и сама не испытывай терпение Фригг!»
– Фригг? Это кто? – не понял Рюрик.
– Она супруга Всеотца, коего мы на своём языке именуем Одином. Ей одной и ведом удел каждого.
– Продолжай, прошу тебя! Что же было дальше?
«Услышав мои слова, вёльва, казалось, оцепенела. Сидела и мычала под нос. Я хотел было растолкать женщину, как вдруг она очнулась:
– И всё же я сообщу о твоей судьбе, Одд, – сказала мне вёльва. – Ты проживешь дольше других людей и объездишь много стран и морей. На всех берегах, куда ни пристанешь, слава о тебе будет идти впереди. Но всё-таки умрёшь ты здесь – в Берурьёде. В конюшне стоит старый конь по имени Факси, от сего любимца тебя и настигнет смерть.
Тут я не сдержался и за такое пророчество залепил ей пощёчину, и столь звонкую, что дядьке пришлось выплатить виру. С тем колдунья и убралась. О пророчестве прознали все местные, и дня не проходило, чтобы не зашёл какой-нибудь бонд, и не стал бы расспрашивать – а жив ли ещё тот Одд, коему нагадали помереть от коня.
И чтобы положить сему конец, мы с побратимом отвели сивого Факси на берег за холмы. Там я нанёс коню смертельный удар и, вырыв яму в два его роста, спустил туда труп. А сверху завалил всё камнями.
Родичи решили, что предсказание вёльвы о том, как этот конь причинит мне смерть, уже не сбудется. Но я подозреваю в словах колдуньи некий скрытый смысл, который мне, хотя я с пелёнок учился у самого Ингьяльда Мудрого, пока не удаётся разгадать. И до тех пор я стараюсь держаться подальше от родного мне берега. А потому, Рюрик, охотно поплыву с тобой за море.
– Тогда, чтобы дело удалось, нам следует принести жертвы богам! – предложил Рюрик.
– Не у вас ли, вагров да ругов[4], в ходу пословица, что на богов можно надеяться, но самим бы не оплошать. Жертвы, наверное, достойное и важное дело, но не бывает плохой погоды, если ты хорошо снаряжён. Будем же верить больше в свои силы, чем полагаться на помощь бессмертных, – предложил Одд. – У них и без нас дел полно.
– Но судить всё одно им! – заключил князь.

[1] Дословно «Шёлковые волосы» – др. сканд. Сив – жена бога Тора, обладала как раз золотыми волосами, подаренными её альвами.

[2] Одд декламирует строфу 12 из эддической песни «Речи Высокого».

[3] Всеотец – бог Один, «Одд» – одно из его многочисленных прозвищ.

[4] Руги, они же руяне, прибалтийская русь, владевшая о. Рюген и примыкающим к нему побережьем.
Координатор НИО «Северный ветер», руководитель направления АЭН «Мифология и традиционная культура».
Веет Северный ветер!
****************
Дмитрий Гаврилов

#2 Дмитрий Гаврилов

Дмитрий Гаврилов

    Мастер клавиатуры

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 413 сообщений

Отправлено 30 Май 2012 - 17:55

В июле ожидается второй роман, продолжающий сюжетные линии первого.

Гаврилов Дмитрий, Гаврилова Анна. Смерть за смерть. Кара грозных богов. - М.: Яуза: ЭКСМО, 2012.


Если смертный упорно и настойчиво, не щадя живота своего, шаг за шагом продвигается к заветной цели, бессмертные боги наградят его доброй Удачей.

Если деяния человека противны божьему промыслу и обычаю предков, Удача оставит. И горе тому, кто лишился её!

Уж двадцать лет минуло с тех пор, как пришли из-за моря на Ладогу да в Приильменье варяги во главе с Рюриком. Но истончилась его жизненная нить, оборвалась. Народу нужен новый герой!

На самый край новгородских земель за сыном Рюриковым отправляются бесстрашные воины, чтобы призвать молодого князя продолжить великое дело отца. Многие опасности подстерегают дружинников на пути, не раз прольют они свою и чужую кровь…

Будут ли в помощь им христианское смирение и языческая ярь? Суждено ли наследнику Рюрика быть справедливым владыкой? Достоин ли он стать новым правителем Славии?

Даруют ли ему Высшие Силы добрую Удачу!?

Наша книга об этом.
Координатор НИО «Северный ветер», руководитель направления АЭН «Мифология и традиционная культура».
Веет Северный ветер!
****************
Дмитрий Гаврилов

#3 Дмитрий Гаврилов

Дмитрий Гаврилов

    Мастер клавиатуры

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 413 сообщений

Отправлено 18 Сентябрь 2012 - 18:57

Просмотр сообщенияДмитрий Гаврилов (30 Май 2012 - 17:55) писал:

В июле ожидается второй роман, продолжающий сюжетные линии первого.

Роман вышел в августе. Вот небольшой отрывочек - богословский спор о божьей благодати, перепост в блогах и участие в споре приветствуются :) http://earlyhawk.liv...om/1414346.html

Первые главы нового романа см. http://samlib.ru/g/gawrilow_d_a/
Координатор НИО «Северный ветер», руководитель направления АЭН «Мифология и традиционная культура».
Веет Северный ветер!
****************
Дмитрий Гаврилов

#4 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 18 Сентябрь 2012 - 20:15

Не могу сюда не скопипастить, ты ж понимаешь:

Отрывок из новой книги, "Смерть за смерть. Кара грозных богов". О Благодати =)

Цитата

Розмич клевал носом, обессиленный после ночи. В беспокойных, коротких снах он снова и снова рубил бьярмов, входил в воду Онеги, чтобы оттолкнуть лодки, в коих покоились соратники. О чём-то спорил с одноглазым. Ещё ему снился крик Затеи, но во сне звучал иначе – не испуганно, а ласково. Будто не спасти просила, а обнять.
Только Ловчан угомониться не мог, приставал к кульдею.
– Ултен, вот ты ж нормальный мужик! – И перечислил, загибая пальцы: – Драться умеешь, браниться тоже, да и выпить не дурак. Может, и с бабами того…? Так чего же ты в священники подался-то?
– Господь позвал, – ответил кульдей поёжившись. Перечисленное Ловчаном, он к достоинствам не относил, вспоминая – робел.
– Как это, «позвал»?
– Ну… – Лицо священника стало задумчивым, взгляд потеплел. – Я в ту пору ещё мальчишкой был. Лоботрясом, как это у вас говорят. Шалил так, что и дня без порки не обходился. А однажды в храм зашёл и такую благодать ощутил…
– Благодать и всё? – удивился Ловчан.
Ултен удивился не меньше:

– А разве этого мало?
– Да ладно, ладно! Знаем! У нас одна баба как-то за хворостом пошла, да живот у ней прихватило. И тут, как назло, волки. Баба от волков драпает, а живот ейный успокаиваться не желает, наоборот – чуть не рвётся. И поди знай от чего раньше помрёт – от зубов или разрыва кишок…
– Это-то тут причём? – нахмурился священник.
– Притом! Баба не выдержала, плюнула на волков, да под ёлкой села. Опросталась. А после всему городу рассказывала: мол, такая благодать в тот миг на неё нашла, словами не описать. Ещё к волхвам приставала, уверяла, дескать, боги её в служительницы избрали, ведь абы кому такой благодати не посылают.
Кульдей оскорблено отшатнулся, перекрестился. И если раньше всё-таки сомневался в словенской дикости, то теперь сомнений не осталось.
– Да как можно! Что ты мелешь, Ловчан!
– Это я про благодать рассказываю. Разная она бывает, понимаешь? И, как мне кажется, не всегда божественная. И отличить не всякий может! Вот баба эта до сих пор…
– Да дура она! – взвился Ултен.
– Волхв наш так же говорит, а она не верит. Всё про божью милость сказывает. Даже ж цельной жрицей быть пытается.
Кульдей едва удержался, чтоб не плюнуть.
– Ты верующих с юродивыми не сравнивай!
– Так она ж тоже верующая! Только в другое, в своё, верит! И как, скажи на милость, её благодать от твоей отличается? Или ты тоже того… опростался?
– Тьфу на тебя! – воскликнул Ултен. – Бесово отродье!
Вот как объяснить дикарю проще, на пальцах? Хуже всего то, что Ловчан не издевается, всерьёз спрашивает. Действительно, не понимает.
– Есть у человека тело, – чуть успокоившись, начал кульдей, – плоть от плоти, как говорится. А есть душа – суть бестелесная. Тело, думаю, – хотя бы та его часть, что ниже пояса, – нам от Дьявола досталось, и потому оно в земле остаётся, воспарить не может, а душа – она он Господа, и к нему стремится. И главная задача Дьявола ещё и душу себе прибрать! – говорил он вдохновенно.
– Дьявол, это кто-сь такой будет? – осведомился дружинник.
– Это главный противник Божий. Чего бы Господь ни сотворил, всё этот его вечный враг испакостит, – пояснил Ултен. – И всё удовольствие, кое плоть испытывает – от Дьявола, а коли душа радуется – то от Бога. Вот у бабы той, которая под кустом…, что радовалось? Тело али душа?
– Рассказывает, дескать, и то, и другое, – отозвался Ловчан серьёзно.
Ултен заскрежетал зубами. Разумных объяснений у него не осталось.
– Сперва тело порадовалось, – вывернулся священник. – Так?
Дружинник кивнул и, кажется, начал понимать.
– А уж после тела – душа. Значит, от Дьявола. Значит, не божья благодать, а так…
– Ну… а когда в баню сходишь? Там ведь тоже: сперва тело радуется, после – душа. И что, всё от твоего Дьявола?
Много лет прожил Ултен в Славии, но богословскими спорами не увлекался. Не с кем было. Все словены и русы с варягами от кульдея шарахались, как от чумного. Теперь же, обретя достойного собеседника, коий и не думает насмехаться, слов у священника не нашлось.
– А как же волки? – невпопад спросил он.
– Какие?
– Те, что за бабой по лесу гнались.
Дружинник криво усмехнулся, огладил светлую бороду.
– Разбежались. Она говорила – боги защитили, а народ, кто на этой поляне после бывал, о другом судачит. У волков нос-то чуткий…
– Да разве зверя запахом напугаешь?
– Смотря каким, – искренне развеселился Ловчан.
Помолчав, Ултен продолжил. Теперь говорил очень осторожно, всячески старался избегать опасных моментов.
– В общем, понял я, в церкви мне хорошо, как нигде более. И стал заходить туда при всяком удобном случае. Священник сначала не замечал меня. Вернее, не хотел замечать – в бытность мою озорником, и ему немало хлопот причинил. Опосля священник понял, что искренне к вере Господней тянусь и спросил о том, хочу ли всю свою жизнь служенью посвятить.
– А ты?
Ултен озвучил очевидное:
– Согласился. Сперва послушником был, после в монашью обитель уехал, постригся. – Священник указал на обритый лоб, который даже в путешествии умудрялся держать в порядке, старательно удаляя щетину.
– Не жалеешь?
– Нет. Господь милостив, он дал мне куда больше. Только человек, коий ставит плоть выше духа, может горевать о такой доле… Затем братья меня к себе в дюжину приняли, и как двенадцать есть апостолов с сыном Господа, так и нас двенадцать.
– А бывает у вас так… – оборвал его Ловчан на полуслове, – чтобы Господь сам являлся? Или посланцев своих являл?
Ултен прекрасно понял вопрос, но приподнял брови, дожидаясь пояснений. Ловчан же замялся, будто не свою, чужую, тайну выдать собирался.
– Ну вот… Есть люди, как люди. Живут себе, ничего волшебного не видят. А есть такие, коим то… дух подводный явится, то ещё какая… штука. Наши волхвы говорят, будто такие люди богами отмечены и вместо мирской жизни должны идти в услужение.
В другой час кульдей бы фыркнул и высказал всё, что о «богах» думает. Но Ловчан располагал, поэтому Ултен ответил мягко:
– Ежели Господь призывает – нужно идти. Но ежели бес зовёт – идти нельзя.
Дружинник только рукой махнул. Спорить с твердолобым не хотелось, что-то объяснять – тем более. В землях словен дураков много, так что же, каждому доказывать?
Неудобную тишину нарушил тот же Ултен:
– Я слышал, как бесы призывают. Сперва знаки всевозможные шлют, после видения. И если человек слаб, он этому призыву верит. Семью и друзей бросает и в бесово служение уходит.
– Хм, а вот ты, когда в монахи пошёл, небось тоже и друзей и семью бросил?
– Так я же Господу моему служу! – возмутился было кульдей.
– Хорошо, если так, – согласился Ловчан. – А ежели силён? – кульдейского понимания знать не хотел, спросил просто так, из вежливости.
– Ежели силён, то бишь – на зов не откликается, его слуги Дьявола в покое оставят. А ежели ни то, ни сё – и в силу бесов по-прежнему верит, и на зов идти не хочет, тогда в могилу сведут. Могут сперва родных умертвить, могут сразу самого.
– И что делать?
– Молиться! – воскликнул священник. В его лице и голосе было столько убеждённости, что Ловчан невольно отшатнулся. – Коли человек от бесовой веры к вере Господней обратится, Бог его убережет.
– Так уж и убережет?
– Конечно! Бог за всех своих детей заступается!
– Хочешь сказать, верующие в Господа никогда бед не знают? – насторожился Ловчан.
– Бед? Нет, беды мы не знаем. Всё, что вы, нехристи, бедой называете – есть испытание Господне. Переживший испытание только сильней становится, а тот, кто не явил силу духа – плохо молился, плохо постился, плохо веровал.
– Да ну тебя! – окончательно разобиделся дружинник. Таких врунов он ещё не видывал, а к врунам в словенских землях относятся куда хуже, чем к дуракам. – Тебя послушать, так молитвою одной жить нужно. А кто пахать будет? А землю защищать?
– Молитва труду не мешает! – улыбнулся кульдей.
И, чтобы успокоить дружинника, объяснил:
– Я ведь о чём толкую! Вы, в большинстве своём не из умысла, а от недомыслия в бесов веруете. Знания у вас нет. Потому Господь вас не слишком-то и карает. А как веру правильную узреете – лучше прежнего заживёте.
– Ври, да не завирайся, – огрызнулся Ловчан.
А Ултен покачал головой:
– Зря ты так. Бог – он всё видит… Коли покарать решит – мало не покажется.
– Не каркай! – это уже Жедан вмешался.
Купец, как и прежде, умудрялся расслышать любой доверительный разговор, даже если сам при этом был на другом конце лодьи.
В повисшей тишине слышался только мерный плеск волн, да надрывные крики чаек. Голос Вихруши, который расположился на носу лодьи, прозвучал особенно страшно:
– Поздно. Накаркал. Будите Розмича! Беда!

Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#5 Дмитрий Гаврилов

Дмитрий Гаврилов

    Мастер клавиатуры

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 413 сообщений

Отправлено 24 Сентябрь 2012 - 10:02

Просмотр сообщенияСтанислав (18 Сентябрь 2012 - 20:15) писал:

Не могу сюда не скопипастить, ты ж понимаешь:

Отрывок из новой книги, "Смерть за смерть. Кара грозных богов". О Благодати =)

21-23-го ездили справлять Осенины, повезли с собой и экземпляры издания, оказалось, что кто-то уже и сам купил в магазинах. Словом - книга пошла в народ с соответствующими последствиями :)
Координатор НИО «Северный ветер», руководитель направления АЭН «Мифология и традиционная культура».
Веет Северный ветер!
****************
Дмитрий Гаврилов

#6 Дмитрий Гаврилов

Дмитрий Гаврилов

    Мастер клавиатуры

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 413 сообщений

Отправлено 07 Июль 2013 - 13:20

Обе книги "Кровь на мечах. Нас рассудят боги" и "Смерть за смерть. Кара грозных богов" переизданы в ЭКСМО одним увесистым томом на манер "Истории КПСС". http://www.labirint.ru/books/394036/

Гаврилов Д.А., Гаврилова А.С. Тризна по князю Рюрику. Кровь за кровь. – М.: Яуза : Эксмо, 2013. - 736 c. ISBN:978-5-699-64805-4  

Аннотация, полная патриотических ляпов, не от авторов! :) Название также не от них - интегральное :) (хорошо, хоть содержание книг наше)

Два бестселлера одним томом! Исторические боевики о славной и кровавой эпохе князя Рюрика, о «прекрасном и яростном мире» наших предков, о рождении Русской Державы и жестокой борьбе между язычеством и первыми христианами, на время забытой из-за хазарского нашествия, но после победы над общим врагом вспыхнувшей с новой силой.

Русские боги против крестителей. Исконная вера против чужебесия. Князь Рюрик и Вещий Олег против отступников и изменников. Когда сталкиваются религии и шатаются небеса, смертным не вырваться из этого кровавого круга – им придется скрестить мечи в беспощадной схватке. Кто прав? Кто виноват? Кому жить? Кому умирать? Кто справит тризну по первому князю Русской Земли и продолжит его дело? Пусть рассудят грозные боги, чей закон: кровь за кровь.
Координатор НИО «Северный ветер», руководитель направления АЭН «Мифология и традиционная культура».
Веет Северный ветер!
****************
Дмитрий Гаврилов

#7 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 07 Июль 2013 - 14:43

Ну, ребята... Да разойдётся тираж быстро и до последнего экземпляра!

#8 Aлексей

Aлексей

    Почти человек

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 307 сообщений

Отправлено 08 Июль 2013 - 01:04

И переиздастся многократно, в разных издательствах,  на всех языках мира.

#9 Дмитрий Гаврилов

Дмитрий Гаврилов

    Мастер клавиатуры

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 413 сообщений

Отправлено 11 Июль 2013 - 16:46

Просмотр сообщенияAлексей (08 Июль 2013 - 01:04) писал:

И переиздастся многократно, в разных издательствах

Это вряд ли. Ведь сложившаяся система ничуть не заинтересована в подьёме славянского национального самосознания. Как раз напротив.
Координатор НИО «Северный ветер», руководитель направления АЭН «Мифология и традиционная культура».
Веет Северный ветер!
****************
Дмитрий Гаврилов



Темы с аналогичным тегами мифы, легенды, романы, мифология, история, книга, издание, 2012, гаврилов