Перейти к содержимому


Танец на «бермудском месте»


  • Закрытая тема Тема закрыта
В этой теме нет ответов

#1 Якобы Станислав_*

Якобы Станислав_*
  • Гости

Отправлено 29 Ноябрь 2008 - 16:29

Танец на «бермудском месте»
(«Аномалия» № 4, 1994)

Александр ПОТЕМКИН, корр.ТАСС Варшава

...Служебная «шестерка» сорвалась с шоссе совершенно неожиданно и без видимой причины. Сначала машину бросило в «штопор» – она волчком завертелась, а потом на боку пронеслась по глубокому кювету метров двадцать в направлении, обратном ходу движения. Затем – еще один «волчок» и резкая остановка... Выбираться пришлось через заднее окно. Над шоссе Гданьск-Варшава висела плотная завеса не то дождя, не то снега, а единственный огонек в сотне-другой метров указывал на наличие небольшого хутора или какой-то постройки...
Размышления о причинах аварии пришли потом – уже после того, как пан хорунжий из отделения дорожной милиции небольшого городка Плоньск, что в полусотне километров от Варшавы, со всей убедительностью продемонстрировал, что польская «дрогувка» – не столько «меч карающий», сколько надежное плечо помощи шоферу в беде. Быстро прибывший патруль, несмотря на ужасную погоду и усталость, не успокоился до тех пор, пока после переговоров с ближайшим фермером автомобиль не был доставлен на хозяйственный двор.
Первым сигналом к усиленным недоумениям послужил невозмутимый ответ владельца фермы на просьбу подержать еще неделю-другую у себя то, что осталось от автомобиля, дабы организовать транспортировку прямо в ремонтную мастерскую. «Проше пана, – заявил хозяин хутора, – это просто удивительно, что у меня на подворье сейчас всего одна ваша машина. Мы привыкли к тому, что здесь их всегда штук пять стоит. Уж такое у нас на шоссе «бермудское» место – всегда много аварий. Про нас даже в газетах писали. Пусть машина пана журналиста стоит сколько нужно».
Со временем вопросы множились. Общеизвестно, например, что при движении по пустой дороге для того, чтобы машина даже при сильном гололеде попала в неконтролируемое скольжение, нужна какая-нибудь причина. Но ни торможения, ни маневра, ни резкого ускорения, ни движения под уклон перед аварией не было. Да и участок шоссе с очень приличным состоянием покрытия, на котором случилось несчастье, был прямым. Не давал покоя и вопрос: откуда автомобиль взял силу, чтобы при скорости перед аварией примерно 60 км в час проехать на боку, да еще по кювету около двух десятков метров... в обратном направлении? И уж совсем непонятно, как при всем этом, скользя на боку, он явно обогнул – что зафиксировал опытный глаз милиционера, видевшего не одну аварию – несколько препятствий, то есть деревьев и столбов?
Ответов не принес и разбор ДТП. Представитель «дрогувки» ограничился лишь утверждением: «На наши края, да в такую погоду, нет мудрецов. Прошу верить – совсем недавно именно здесь разбился наш самый опытный водитель, который за несколько дней до этого отметил миллион километров».
Одним словом, графа «причина аварии» в милицейском протоколе для страховой компании осталось незаполценной, а страховой агент, повздыхав и почесав за ухом, внес в свои бумаги запись «по вине водителя». Впрочем, не в пример Госстраху, это отнюдь не помешало компании все расходы по доставке и ремонту автомобиля взять на себя. Осмотр придирчивыми экспертами не выявил каких-либо технических неисправностей, которые могли бы привести к подобной аварии.
Еще и еще раз возвращаясь к последним минутам перед «танцем на бермудском месте», мне так и не удалось найти вразумительное объяснение происшедшему. Зато память предложила другое воспоминание: в польской печати время от времени появляются заметки об очередном таком непонятном факте на автодорогах. И термин «бермудское место» стал для местных газет привычным журналистским штампом. Шла в этих заметках речь как о необъяснимых авариях, так и о казусах: автомобили якобы заводились сами без водителя, без включенного двигателя ехали сколько-то метров в гору и тому подобных невероятностях. Что касается научных или наукообразных объяснений, то удалось докопаться лишь до невнятных ссылок на «магнитное влияние мощных подземных водоносных жил».
Побеседовал я и со специалистом-дорожником. Тот, в свою очередь, безапелляционно заявил, что всему виной упущения в дорожном строительстве, когда целые участки магистралей сооружаются без учета, «розы ветров». Дескать, при плохих метеоусловиях одного порыва ветра достаточно, чтобы «сдунуть» автомобиль со скользкого шоссе.
Может быть, в этих объяснениях и есть рациональное зерно. Но я так и не вычеркнул большинство оставшихся без ответа вопросов. Мне вновь слышатся слова хозяина придорожного хутора. При последней встрече с ним на вопрос «Ну как дела на бермудском месте?», крестьянин суеверно перекрестился: «На удивление спокойная неделя, проше пана, только один убился...»

Так что же приключилось с нашим корреспондентом и какова во всем этом роль нечистой силы? Разобраться в данном темном вопросе нам помогает кандидат в мастера по автоспорту, участник 50 автомобильных ралли Александр СНАСТИН:

Прочитав статью А.Потемкина, я вспомнил героя Честертона – Патера Брауна, который однажды раскрыл преступление, переведя поэтические образы поэта-свидетеля, навеянные номером машины преступника, в язык цифр. Помнится, там были «барабанные палочки» – они же цифра одиннадцать, «лебединая шея» – двойка и т.д.
По-видимому, придется прибегнуть к тому же методу дедукции, чтобы оценить происшедшее с корреспондентом.
Могло ли случиться подобное с точки зрения водителя, знакомого со спортивным вождением машины? Конечно, могло. И происходит ежедневно, ежечасно, на всех дорогах мира с последствиями различной тяжести.
Кроме одной детали – «движения в направлении, противоположном ходу». Может быть, автор имел в виду, что во время «кувыркания» машину развернуло и она двигалась задом вперед?
Возникает еще несколько вопросов. Что такое «штопор» на дороге? Почему автору пришлось выбираться через заднее окно? И какое именно окно имеется в виду?
И, наконец, главный вопрос – была ли гололедица? Если она была, а в заметке косвенно говорится об этом, то берусь утверждать, что автор недостаточно владеет навыками вождения в сложных погодных условиях. Об этом же свидетельствует его сентенция: «Для того, чтобы машина даже при сильном гололеде попала в неконтролируемое скольжение, нужна какая-нибудь причина».
Гололедица и есть та самая причина. При движении по льду на машину может подействовать даже небольшой камень, попавший под ведущее колесо. А заднеприводная машина, каковой является «шестерка» автора, очень легко идет в занос, для этого достаточно минимальной разницы в сцеплении двух колес с покрытием.
Автор недоумевает: могла ли машина, шедшая на скорости 60 км, двигаться по кювету еще 20 метров, да еще на боку? Конечно, могла, особенно на боку: сила трения в этом случае гораздо меньше.
Конечно, раз есть святые места, должны быть и нечистые. Мне самому никак не удается пройти один поворот в Подмосковье в заносе – все время стягивает в кювет. Но я не теряю надежду и продолжаю тренироваться. Что же касается «бермудского места» в Польше, то все объясняется, на мой взгляд, достаточно тривиально. А впрочем, кто его знает. Ведь не зря же знающие люди утверждают, что в тихом омуте черти водятся...