Перейти к содержимому

ПРАВИЛА ФОРУМА «ЭКОЛОГИЯ НЕПОЗНАННОГО». ЧИТАТЬ!
- - - - -

Нечистые покойники, поминки и жальники


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 16

#1 В. Ляшенко

В. Ляшенко

    Серьёзно ищущий гражданин

  • Участники
  • PipPipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 12:12

Оригинал статьи с фото по адресу http://knol.google.c...55504nkwsbli/28

        Не швыряйте в меня камнями, особенно валунами, о которых пойдет речь. Я отношусь к данной теме как к интересному фольклору, с довольно далекой перспективой усмотреть все-же некие энерго-информационные взаимосвязи.  

        Заложными покойниками обычно становилиль после смерти колдуны или ведьмы. Либо люди, умершие мучительной смертью, кого похоронили не по обычаю, чьи земные дела не были завершены, некрещеные младенцы, самоубийцы, утопленники, опойцы и заблудившиеся в глухомани. Подобных покойников хоронили в обычных ямах, закладывая сверху бревнами. Отсюда и название этих умерших – «заложные», то есть не зарытые в землю, а заложенные бревнами (С. Амосова. Архаические черты культа св. Параскевы-Пятницы на Вятке // ж. "Традиционная культура", №4 2001).
        В древнекитайском трактате «Цзы бу юй» подобные духи описаны так: «Спрятанные трупы лежат сокрытые в земле в течение тысячелетий, не разлагаясь… «Спрятанный труп», который спустя долгое время получает жизненную силу, превращается в блуждающий, а по прошествии еще более длительного периода – в летящую якша (демона)». В Китае души нечистых покойников зовутся ша. Зло, которое приносят ша, подчиняется определенным астрологическим закономерностям: «…Если человек умирает в день сы, то, если это ша мужчины, она возвращается на 47 день, чтобы убить девочку 13-14 лет; а если это ша женщины, она появляется с юга и убивает бледного мальчика в третьем доме».
         Считалось, что заложные покойники выпивали всю влагу из земли в том месте, где их похоронили, именно этим обстоятельством часто объяснялись летние и весенние засухи. Чтобы обезопасить себя, «напоив» мертвецов, живущие неподалеку поливали могилы заложных покойников водой или же вырывали труп и бросали в реку, озеро или болото.
    
Сууркиви (Кингисеппский р-н, Ленинградская обл.)
  
Вода в чаше обладает странными свойствами: замерзая зимой,
лед в ней имеет пористую структуру

        Иногда на месте захоронения нечистых покойников устанавливали крупные валуны. Тяжелые камни, подобно бревнам приковывали неупокоенные души к земле.  На северо-западе России встречаются валуны с вырезанными углублениями – "чашами для влаги". Подобные "чаши", наполняемые дождевой водой и приношениями во время поминальных обрядов, могли служить для "задабривания" нечистых духов умерших (фотографии и рисунки взяты из книги В. Зернова и Д. Курдюкова "Феномен сакральных мест",  http://perpettum.nar...u/fragmenti.htm, а также с авторского сайта Кирилла Кравченко http://kirill-kravchenko.narod.ru).

Конезерский камень-Пятница

        Церкви и монастыри Параскевы-Пятницы обычно строились на берегу озера или реки (в крупных городах – на базарных площадях). Так в Москве, у древнего моста, на месте которого сейчас находится Большой Москворецкий мост, когда-то существовала церковь Параскевы-Пятницы. Сейчас здесь на  ул. Пятницкой расположен вестибюль станции метро "Новокузнецкая" ("Дороги к сердцу Москвы: Большая Ордынка", http://www.historicus.ru/150/).
        Параскева-Пятница покровительствует целебным источникам и колодцам; известны «пятницкие родники» (С. Максимов. Нечистая, неведомая и крестная сила. – СПб., 1903). В народных представлениях вода рассматривалась как один из путей в загробный мир, место обитания нечисти (русалок, водяных, чертей и др.), именно через нее могла осуществляться связь с умершими. Как уже отмечалось выше, христианская Параскева-Пятница тождественна языческой Мокоши.  Н. Гальковский полагал, что Мокошь  нечто вроде русалки, «дух умершего, скорее обитавший в воде, чем на суше».
        Обычно, храм посвященный Параскеве-Пятнице находился недалеко от воды и, кроме того, при нем находилось кладбище. Такое расположение культовых сооружений свидетельствует об архаическом восприятии Параскевы-Пятницы – ее считали покровительницей умерших. Кладбища при часовнях или храмах Параскевы-Пятницы назывались «Старыми ямами». «Ямой» (позднее Божедомкой) на Руси называли могилу без христианских символов, предназначенную для заложных покойников (С. Амосова).
         Символизм образа Параскевы-Пятницы включает понятие священной земной влаги. Подземные воды и Параскева тождественны – об этом свидетельствуют легенды об иконах Параскевы, неведомо как и почему являвшихся в источниках и водоемах. По преданиям, заложные покойники страдают от сильной жажды и выпивают всю воду вокруг могильника. Таким образом, расположение церквей Параскевы-Пятницы – хозяйки священной земной влаги неподалеку от водоемов или рек, помогало «напоить» вечно жаждущих заложных покойников.  
        Кроме «энергетической подпитки» Параскева-Мокошь может выступать и проводником в Мир Мертвых. Славянская Мокошь сродни хеттским богиням подземного мира, римским паркам, древнегреческим мойрам и скандинавским норнам. Все эти древние персонажи «пряли нити судьбы». А римские парки даже изображались в виде паучьих. Представление о прядении нити, воплощающей жизнь и судьбу восходит к индоевропейским верованиям – образам мифических прях у Мирового Древа. Обрыв нити означал неминуемую смерть существа. В мифологических представлениях нить не дает заблудиться и пропасть герою. Так «нить Ариадны» помогла найти выход Тесею в критском лабиринте, символизирующем Подземный мир. В символике погребального обряда холст, с помощью которого гроб опускают в могилу, предназначается для загробной переправы (П. Лимеров. Мифология загробного мира. – Сыктывкар, 1996). У удмуртов нить, положенная в гроб, символизирует дорогу, по которой придется передвигаться умершему (Атаманов). Гагаузы по пути на кладбище оставляли на обочинах дорог, на колодцах и мостах черные нитки, чтобы душа могла с их помощью выбраться на землю. Хакасы верят, что душа имеет вид нити, выползающей в конце жизни изо рта умирающего человека.
        В свое время из-за «нечистоты» места в верховьях р. Човью, неподалеку от Сыктывкара, местные жители отказывались сплавлять лес. Здесь некогда утонули девушки и одна из них, видимо, превратилась в «нечистую покойницу». Многочисленные свидетели не раз видели, как на огромной сосне сидит девица и прядет пряжу (Уотила).
        По поверьям, Мокошь прядет горящую нить из священных огней. Видимо, нить пряжи Параскевы-Мокоши ведет за собой слепые и слабые души заложных покойников. Славяне-язычники приносили Мокоши жертвы, бросая в колодцы мотки пряжи. В киевском пантеоне божеств идол Мокоши находился рядом с посредником (проводником) и защитником богов – священным псом Семарглом. Собака, как образ проводника в Загробный Мир известна во многих религиях мира.
      В последнюю субботу перед Успением Пресвятой Богородицы в православных церквах исстари читалась одна из последних семи Вселенских панихид. Эта панихида особо действенна для тех, чьи родные и близкие закончили свой земной путь раньше положенного срока: погибли при невыясненных обстоятельствах, были убиты либо покончили с собой (Українська минувшина (довiдник). – К., 1993).
      В 452 г. Арийский собор заявил, что самоубийство – преступление и не что иное, как результат дьявольской злобы. В 1593 г. на Пражском соборе было постановлено, что самоубийцам не будет оказываться «честь поминовения во время святой службы и что пение псалмов не должно сопровождать их тело до могилы» (П. Сорокин. Самоубийство, как общественное явление // ж. «Социологические исследования», №2 2003).
       К телам самоубийц собой относились практически также, как к тушам падшего скота. Еще в царские времена киевский военый губернатор Княжнин предложил Киевскому губернскому правлению выделить за городом специальную территорию для захоронений самоубийц и крупного рогатого скота. Самоубийц лишали даже права на гроб. В Австрии их зашивали в свежие коровьи шкуры и хоронили в общих могилах за кладбищенской оградой. В северных русских губерниях в конце XIX в. заложным покойникам (чаще всего самоубийцам) отрубали голову и, положив ее между ног, хоронили.
        Не в силах перейти водный рубеж эти умершие бродят вдоль реки, оглашая стонами окрестности: «Мишу похоронили на другой стороне реки, так он все время кричал: «Перевезите меня, перевезите». И все бывавшие на том берегу знали это «перевезите». Мертвого одного похоронили там, его нечистый дух и кричал» (Ветошкина, 1981). Возможно, что жальники существовали и неподалеку от древнего Киева – на островах и левом берегу Днепра. Предположительно, нечистых покойников в XVII-XVIII вв. хоронили под г. Детинкой (ул. Гончарная). Здесь найден небольшой могильник, расположенный в отдалении от людских жилищ Кожемяцкого урочища (О. Попельницька. Історична топографія київського Подолу XVII - початку XIX ст. – К., 2003).
        Страх перед «ожившими мертвецами» был так велик, что еще в XIX в. в отдаленных селах России очнувшихся от летаргии могли убить на месте. Если покойник оживал во время отпевания в церкви, то причт (группа служителей храма) должен был его убить. Считалось, что если оживший успеет из церкви скрыться, то за «упуск» ожившего мертвеца погибнет весь причт. По другим версиям – вскоре умрет подряд 12 священников. Скорую гибель подряд 2-3 священников в одном и том же селе крестьяне связывали именно с «упуском» ожившего покойника. В Костромской губ. от крестьян записано несколько кровавых историй о том, как по приказу священника убивали мнимоумерших, очнувшихся в церкви.
        Этнографом А. Фадеевой в 1922 г. была записана история о том, как в одном из сел девушку по ошибке похоронили живой. Утром пришли к церковному кладбищу и слышат, как она из под земли ревет. Разрыть несчастную побоялись и принялись в колокола звонить, чтобы заглушить ее крики. А через пару часов все и прошло, видимо задохнулась девица.
      В Карелии считалось, что нельзя молиться за умерших вечером, потому что этим можно их потревожить и они будут приходить ночью. Известны многочисленные случаи, когда не «отпетые» священником покойники не давали покоя своим родным. В этих случаях с могилы берут щепотку земли и над ней совершают отпевание в церкви. Землю затем высыпают обратно в могилу. Сохранился обычай не подметать полы до тех пор, пока умерший находится в доме, иначе можно «вымести» кого-нибудь из живущих родственников.
       В отличие от остальных покойников, души заложных не могут приходить к родным на свои поминки. Часто устраивались «вторичные» похороны. Перед временем цветения хлебных злаков в честь неупокоенных душ проводили пышные проводы, своеобразную тризну, которая должна была заменить полноценное захоронение. Со временем души заложных покойников растворяются в сонме нечистой силы и становятся обычными демонами.
       Многие народы перед охотой или рыболовством справляли дополнительные поминальные обряды по умершим. Особенно опасались душ утопленников, которые могли распугать всю рыбу (подробнее смотрите в конце статьи в Приложении).
     Интересен прием «отваживания» душ назойливых покойников, используемый в украинских и молдавских селах (начало 2000 гг.). Валентине Л. каждую ночь снился ее погибший двеннадцатилетний сын. Мальчик настойчиво звал мать за собой и повторял, что в Мире Живых очень светло, а в том мире, куда он попал – темно и одиноко. Валентина очень переживала и каждый день ходила на могилу сына. Родственники и друзья  всерьез опасались, что Валентина может в скором времени последовать за сыном.  Ей посоветовали взять репчатые луковицы и передавать их близким людям. При этом, с поминанием должно быть упомянуто имя погибшего ребенка. Таким образом, луковица выполняла двойную функцию – являлась поминальной трапезой и средством изгнания опасного духа. Принято считать, что едкие овощи (чеснок, лук и перец) отпугивают нечистых духов. И в тоже время известно, что преждевременные поминки по живому человеку могут ускорить его кончину. Если после таких поминок проходит не много времени (меньше полугода), то жертву еще можно спасти - "отмалить".
       По славянским поверьям обычные умершие могут разгневаться из-за того, что рядом с ними окажется «нечистый покойник». А гнев предков очень опасен для живущих. Поэтому ведьм, колдунов, самоубийц, преступников и некрещенных младенцев хоронили на перекрестках дорог, границах полей и в лесу  (С. Амосова). Иногда погибших новорожденных или выкидышей хоронили в гнилом пне или просто оставляли в лесу. По преданию, мертвые некрещеные младенцы превращаются в злых духов – вампиров-игошей. Они свистят с вершин деревьев, обходят путников кругами и ночью кусают за ноги. Существует запрет отпевать и хоронить некрещеных младенцев у церкви. Часто опасными демонами становятся женщины, умершие во время родов. По ночам они нападают на чужих детей, вызывая у них испуг, судороги и истощение организма.

Жальник между деревнями Радолицы и Межник
(недалеко находится Межницкое озеро)
    

Жальник с вырезанным изображениям креста,
Лужский район



        Общие могильники в виде холмика, обложенного камнями, в древности назывались жальниками. Располагались они обычно в лесу за территорией славянских поселений. В них хоронили самоубийц, мертворожденных и "приспанных" матерями младенцев. Говорили, что у могильников можно было услышать, как плачет ребенок (Памятники древнерусского канонического права. – СПб., 1908). Случайные путники клали здесь камни или палки, а когда последних собиралось много, их сжигали.
     Существовали и так называемые «божедомки» (убогий дом или скудельница) – это общая могила, которую устраивали во время мора, а также это место погребения нищих и самоубийц (В. Даль). Божедомки и жальники были расположены в стороне от обычных кладбищ.
      Иногда на жальнике устанавливали часовню. В ней отмечались главные деревенские праздники (Петра и Павла, 12 июля н. ст. и Иоанн Креститель – 25 октября) и один из главнейших православных праздников – Пасха. Кроме того, в эту часовню делались заветы местными жителями и около этой часовни (как вокруг многих часовен на жальниках) концентрировались магические обряды. На жальнике молились о дожде: «Летом дождя нет и мы собирались все, идем к этому жальнику, встаем на колени  и просим у Господа Бога дождя. Помолимся и, глядишь к вечеру туча пойдет».
      Характерно, что и покойника до похорон оставляли на несколько дней именно в деревенской часовне - он еще не принадлежал миру мертвых, занимал промежуточное положение между  жителями деревни и захоронеными на кладбище предками. С обычаем прощания с покойником был связан и лечебный обряд. Это было так называемое лечение «на смерть», когда больной после свершения обряда должен был либо выздороветь, либо умереть:
       «Свекровушка рассказывала мне - у ей болела девочка, маленькая, кто-то ей там сказал: «Ступай ночью, в середину ночи, в 12 часов ночи, где это вот, с покойниками-то прощаются у нас всегда у часовенки. Вот иди - и возьми земельки, где расстаются с покойниками». Она это вот, надела я, говорит, шубенку, а снег, надо земельки взять. «Земельку возьми и принеси эту земельку, в водичку опусти, и потом этой девочки дай попить и укати». Ну, я, говорит, уж ни дня, ни ночи с этим ребенком, ни житья, ни смерти. Ну и пошла, думает: на смерть, так на смерть. Взяла, говорит, я лопату, этот снег продрыла и там земельки-то достала щепоточку. Достала, в карманишку положила, именно когда было 12 ночи, и сказали - ты не оглядывайся ничего и ни с кем, если кто попадет навстречу, не разговаривай, иди-иди-иди домой прямо. А она смелая была старуха, смелая, и умная, и хитрая. Ну вот, иду, говорит, а меня за шубенку-то хватают, как детскими рученками... Я, говорит, спугаласи, но не оглянулась, ничего. До дому дошла, в калидор зашла – все [всё прекратилось – Е.П.], заложила калидор, пришла. Девочку попоила и помыли, и девочка на 3-и сутки убралася. Не плакала, а на 3-и сутки умерла» (Е. Платонов. Пространственная организация деревенской округи // ж. «Вестник молодых ученых», № 4 2003).
      Но обычно к больному ребенку, который "мучается и не помирает" призывали священника для прочтения «страшных молитв». Это молитвы св. Василия Великого, заключенные в большом Требнике, предназначенные для изгнания из человека нечистых духов.
    

Приложение:
(целиком статью см. по адресу http://knol.google.c...255504nkwsbli/6)

Галигда (душа утопленника у нанайцев)

        В традиционных представлениях нанайцев в воде обитает множество душ утонувших людей - галигда. У них есть свой "хозяин" - Гали Амбани, злой дух - антипод хозяина воды Тэму. Гали Амбани топит людей и животных, тем самым пополняя армию своих рабов. В осеннею путину, по поверьям нанайцев, Галигда приплывали к тем берегам, где рыбачили их сородичи. От своего народа Галигда ожидают пищи. Поэтому родственникам следовало умилостивить, задобрить Галигда. Эти обряды были своего рода очередными поминками по умершим родным. Их "кормили" и уговаривали не мешать рыбному промыслу. Говорили: "Первую кету тебе жертвуем! Не ходи за нами!". Обряд приношения жертвенной пищи утоновшим называется Чэи.
        По представлениям нанайцев, особенно мешали лову души, по которым давно не совершали поминки. Они распугивали рыбу, шли следом и кричали: "Есть хочу! Есть хочу!". Чтобы этого не случилось, рыбаки считали необходимым на время промысла зазвать эти души домой, на берег.
        Для этого заготавливали палки со стружками на верхнем конце. Они выполняли роль священных столбов. Их втыкали в землю в два ряда от берега до места захоронения тела утопленника. Между этими рядами образовывалась "тропа" души утонувшего - торо. Крайняя пара столбиков у самой воды делалась из более толстых палок, чтобы удержать душу, если она начнет сопротивляться. "Тропа" души предупреждала живых, что это - место обитания души утонувшего. Люди обходили эти столбики стороной. Чтобы душа приплыла на берег, в нойна (жертвенная посуда-лодочка) клали жертвенную пищу и от крайних у берега палок отталкивали ее в воду со словами: "Если это ты мешаешь нам ловить, вот в нойна тебе пищу посылаем! Наши утонувшие родственники, получайте! По тропе торо идите домой! Щепки, мусор свой дайте!". При совершении рыболовных обрядов избегали произносить названия рыб, чтобы их "не спугнуть" -  считали, что рыбы "все слышат". Рыбу именовали иносказательно: "щепки", "мусор".
        Священные палки со стружками оставались после обряда нетронутыми: родственники могли их убрать только после отправления обряда "проводов" душ умерших в загробный мир. По свидетельствам, "вместилище души сжигали. Деревянное изображение умершего раскалывали и выбрасывали. После этого снова начинали хорошо ловить, словно в этом была причина" (А. Сойгор, цит. по А. Гаер, 1991 г.).
        Род, в котором имелись утонувшие, считался особенным - над ним якобы довлел рок - и назывался "галигдако гурун". Утопленник воспринимался как избранник духа - хозяина воды. Нанайцы считают, что души утопленников помогают в рыбном промысле только своим родственникам. У людей такого рода никто не одалживал ничего, особенно же орудий рыбного лова или охотничьего промысла, во избежания несчастья, которое мыслилось как "нечистая субстанция", "нечистота" и будто бы могла "перейти" с этими вещами. Души утопленников - людей и животных повсеместно считались "нечистыми".
        В нетрадиционных представлениях, с позиции энергоинформационного обмена в системе Мун-на (Земли) любая насильственная, равно как и преждевременная смерть представителя белково-энергетической формы жизни (человек, животное и т.д.) влечет за собой разделение на белковый субстрат - оболочку-тело и душу - энергоинформационную структуру - носитель ментальности. Но душу энергетически ущербную, неполноценную, неспособную самостоятельно преодолеть силовые границы системы местонахождения. "Посмертное" существование такой души возможно лишь в особой среде (вода, например), при условии постоянной энергетической "подпитки". Т.е. такая душа, оставаясь в пределах системы Мун-на (средний мир, Земля) для сохранения стабильности своего существования, вынуждена "паразитировать" на той энергетической нише, в которой оказалась. Основной источник "подпитки" - животная энергетика среды обитания, "ментальная" энергетика родственников, проходящая во время "поминок", подключение к системе энергетической регуляции среды обитания - утилизация излишков животной энергетики, возникающей во время массовой гибели белково-энергетических форм жизни (заморы рыбы и т.п.).
        Естественно, рано или поздно, энергетические единицы - души утопленников образуют сетевую форму жизни, т.е. организуются пространственно в виде системы более высокой по своим энергетическим характеристикам. "Управитель" такой сложной сетевой организации духов-душ персонифицирован в образе "водяного черта", "злого водяного духа" - Гали Амбани. В процессе своей эволюции такая система-паразит начинает нарушать энерго-информационный баланс и обмен в своей среде обитания, тем самым намечает источник противостояния системе "Энергетического управителя" (персонификация - дух-хозяин вод Тэму). В традиционных представлениях у нанайцев мы действительно отмечаем "противостояние" "доброго" и "злого" начала - Тэму и Гали Амбани, хотя и тот и другой ассоциируются с понятием "магической нечистоты".
        Разбирая обряд создания "тропы" утопленника - торо, легко заметить, что он в основном направлен на тех утопленников, по душам которых давно не совершались поминки, т.е. на тех, кого "давно не кормили, не питали". Они "голодные", энергетически нестабильные, отпугивали рыбу - объект промысла. Следовательно их необходимо было "извлечь" из среды лова, "переместить" в иную энергетическую нишу, в которой их "зловредность" была бы сведена до минимума. В целях этого и создавалась типичная "магическая ловушка" конструкция, способная поглотить и удержать чужеродную энергетику - "сеть палок с застружками на концах". "Поглощенная", "уловленная" вредоносная энергетика галигда сохранялась до обряда "проводов душ умерших в загробный мир", в котором шаман, используя свой энергетический потенциал "помогал" душе покинуть границы системы Мун-на и перейти в систему с иной энергетической организацией - в "Мир Мертвых" Буни. После обряда проводов, вместилища "нечистых" душ предавали огню, тропу торо - уничтожали. Подобная "очистка" воды как среды промысла от "нечистых" душ утопленников, проводимая повсеместно, создавала дополнительные условия для удачного промысла, так как устранялись "энергетические" паразиты, и рыба чувствовала и вела себя более естественно.
        Следует сказать также, что уменьшение энергетического потенциала сетевой системы - энергетического паразита Гали Амбани вызывало реакцию со стороны этой системы - для сохранения ее стабильности требовались новые души-утопленников, и они появлялись - Гали Амбани - "водяной черт" топил людей - энергетический цикл повторялся.

Ист.: Е. Гаер. Традиционная бытовая обрядность нанайцев. - М., 1991.
        Энциклопедия Тлена, т.9. ст. "Духи как системы".

        Примечания/анализ: Перед кетовой путиной семьи сращивали свои сети или невода. Напарников иногда постигала неудача. Тогда они предполагали, что у кого-то из них есть утонувший, родственник - галигда. Если у обоих есть галигда, то рыбачить вместе можно. Если с человеком случалось в тайге несчастье, и охотник попадал в лапы медведя - считалось, что в их роду был галигда. На вещи погибшего охотника накладывалось табу - их нельзя было брать с собой в тайгу.           Если запрет почему-либо не соблюдался, существовали способы, опять-таки магического характера, выяснить причину его нарушения или избежать неблагоприятных последствий. Так, например, нельзя было заранее говорить о том, что охотник добудет зверя. Если же этот запрет кем-либо нарушался, то охотник брал палку, на которой висел котёл для варки пищи над костром, плевал на конец палки со словами: «Людей болтовню нацепи на себя и не пускай», и втыкал в землю другим концом.

Сообщение отредактировал В. Ляшенко: 07 Май 2010 - 12:13


#2 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 12:37

Зеленина ради интереса почитать не приходилось? Весьма советую... Всё же классика.
И робко предложил бы не запрягать в одну телегу "коня и трепетную лань"  
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#3 Ольгерд

Ольгерд

    Дошёл до ручки...

  • Участники
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 507 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 12:58

ну как же в Вас не кинуть???!
Вы, сударь, хоть ИНЕТ читать научитесь))). Автор "Феномена сакральных мест" - В.Мизин, он же Арт Гратис,  Курдюкова вообще-то Даша, а не м.р., которым Вы ее обозвали)))), она и В.Зернов камешки зарисовывали, т.е. художники-иллюстраторы.  ворчливо: вот так журналисты и подбирают материал для своих сенсаций.

"из книги В. Зернова и Д. Курдюкова "Феномен сакральных мест" "

пожалуйста, исправьте это несообразное с реальностью положение. подробности повторять не буду - в дубликате на СВ есть.

#4 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 13:35

Ув. В. Ляшенко, дублирование тем запрещено правилами форума. Вы получаете предупреждение. Тема-клон удалена.

#5 В. Ляшенко

В. Ляшенко

    Серьёзно ищущий гражданин

  • Участники
  • PipPipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 13:41

  Не швыряйте в меня камнями, особенно валунами, о которых пойдет речь. Я отношусь к данной теме как к интересному фольклору, с довольно далекой перспективой усмотреть все-же некие энерго-информационные взаимосвязи.

        Заложными покойниками обычно становились после смерти колдуны или ведьмы. Либо люди, умершие мучительной смертью, кого похоронили не по обычаю, чьи земные дела не были завершены, некрещеные младенцы, самоубийцы, утопленники, опойцы и заблудившиеся в глухомани. Подобных покойников хоронили в обычных ямах, закладывая сверху бревнами. Отсюда и название этих умерших – «заложные», то есть не зарытые в землю, а заложенные бревнами (С. Амосова. Архаические черты культа св. Параскевы-Пятницы на Вятке // ж. "Традиционная культура", №4 2001).
        В древнекитайском трактате «Цзы бу юй» подобные духи описаны так: «Спрятанные трупы лежат сокрытые в земле в течение тысячелетий, не разлагаясь… «Спрятанный труп», который спустя долгое время получает жизненную силу, превращается в блуждающий, а по прошествии еще более длительного периода – в летящую якша (демона)». В Китае души нечистых покойников зовутся ша. Зло, которое приносят ша, подчиняется определенным астрологическим закономерностям: «…Если человек умирает в день сы, то, если это ша мужчины, она возвращается на 47 день, чтобы убить девочку 13-14 лет; а если это ша женщины, она появляется с юга и убивает бледного мальчика в третьем доме».
         Считалось, что заложные покойники выпивали всю влагу из земли в том месте, где их похоронили, именно этим обстоятельством часто объяснялись летние и весенние засухи. Чтобы обезопасить себя, «напоив» мертвецов, живущие неподалеку поливали могилы заложных покойников водой или же вырывали труп и бросали в реку, озеро или болото.
    
Сууркиви (Кингисеппский р-н, Ленинградская обл.)
  
Вода в чаше обладает странными свойствами: замерзая зимой,
лед в ней имеет пористую структуру


        Иногда на месте захоронения нечистых покойников устанавливали крупные валуны. Тяжелые камни, подобно бревнам приковывали неупокоенные души к земле.  На северо-западе России встречаются валуны с вырезанными углублениями – "чашами для влаги". Подобные "чаши", наполняемые дождевой водой и приношениями во время поминальных обрядов, могли служить для "задабривания" нечистых духов умерших (фотографии и рисунки взяты из "Фрагментов мегалитической мозаики: северо-запад России",  http://perpettum.nar...u/fragmenti.htm, а также с авторского сайта Кирилла Кравченко http://kirill-kravchenko.narod.ru ).

Конезерский камень-Пятница

        Церкви и монастыри Параскевы-Пятницы обычно строились на берегу озера или реки (в крупных городах – на базарных площадях). Так в Москве, у древнего моста, на месте которого сейчас находится Большой Москворецкий мост, когда-то существовала церковь Параскевы-Пятницы. Сейчас здесь на  ул. Пятницкой расположен вестибюль станции метро "Новокузнецкая" ("Дороги к сердцу Москвы: Большая Ордынка", http://www.historicus.ru/150/ ).
        Параскева-Пятница покровительствует целебным источникам и колодцам; известны «пятницкие родники» (С. Максимов. Нечистая, неведомая и крестная сила. – СПб., 1903). В народных представлениях вода рассматривалась как один из путей в загробный мир, место обитания нечисти (русалок, водяных, чертей и др.), именно через нее могла осуществляться связь с умершими. Как уже отмечалось выше, христианская Параскева-Пятница тождественна языческой Мокоши.  Н. Гальковский полагал, что Мокошь  нечто вроде русалки, «дух умершего, скорее обитавший в воде, чем на суше».
        Обычно, храм посвященный Параскеве-Пятнице находился недалеко от воды и, кроме того, при нем находилось кладбище. Такое расположение культовых сооружений свидетельствует об архаическом восприятии Параскевы-Пятницы – ее считали покровительницей умерших. Кладбища при часовнях или храмах Параскевы-Пятницы назывались «Старыми ямами». «Ямой» (позднее Божедомкой) на Руси называли могилу без христианских символов, предназначенную для заложных покойников (С. Амосова).
         Символизм образа Параскевы-Пятницы включает понятие священной земной влаги. Подземные воды и Параскева тождественны – об этом свидетельствуют легенды об иконах Параскевы, неведомо как и почему являвшихся в источниках и водоемах. По преданиям, заложные покойники страдают от сильной жажды и выпивают всю воду вокруг могильника. Таким образом, расположение церквей Параскевы-Пятницы – хозяйки священной земной влаги неподалеку от водоемов или рек, помогало «напоить» вечно жаждущих заложных покойников.  
        Кроме «энергетической подпитки» Параскева-Мокошь может выступать и проводником в Мир Мертвых. Славянская Мокошь сродни хеттским богиням подземного мира, римским паркам, древнегреческим мойрам и скандинавским норнам. Все эти древние персонажи «пряли нити судьбы». А римские парки даже изображались в виде паучьих. Представление о прядении нити, воплощающей жизнь и судьбу восходит к индоевропейским верованиям – образам мифических прях у Мирового Древа. Обрыв нити означал неминуемую смерть существа. В мифологических представлениях нить не дает заблудиться и пропасть герою. Так «нить Ариадны» помогла найти выход Тесею в критском лабиринте, символизирующем Подземный мир. В символике погребального обряда холст, с помощью которого гроб опускают в могилу, предназначается для загробной переправы (П. Лимеров. Мифология загробного мира. – Сыктывкар, 1996). У удмуртов нить, положенная в гроб, символизирует дорогу, по которой придется передвигаться умершему (Атаманов). Гагаузы по пути на кладбище оставляли на обочинах дорог, на колодцах и мостах черные нитки, чтобы душа могла с их помощью выбраться на землю. Хакасы верят, что душа имеет вид нити, выползающей в конце жизни изо рта умирающего человека.
        В свое время из-за «нечистоты» места в верховьях р. Човью, неподалеку от Сыктывкара, местные жители отказывались сплавлять лес. Здесь некогда утонули девушки и одна из них, видимо, превратилась в «нечистую покойницу». Многочисленные свидетели не раз видели, как на огромной сосне сидит девица и прядет пряжу (Уотила).
        По поверьям, Мокошь прядет горящую нить из священных огней. Видимо, нить пряжи Параскевы-Мокоши ведет за собой слепые и слабые души заложных покойников. Славяне-язычники приносили Мокоши жертвы, бросая в колодцы мотки пряжи. В киевском пантеоне божеств идол Мокоши находился рядом с посредником (проводником) и защитником богов – священным псом Семарглом. Собака, как образ проводника в Загробный Мир известна во многих религиях мира.
      В последнюю субботу перед Успением Пресвятой Богородицы в православных церквах исстари читалась одна из последних семи Вселенских панихид. Эта панихида особо действенна для тех, чьи родные и близкие закончили свой земной путь раньше положенного срока: погибли при невыясненных обстоятельствах, были убиты либо покончили с собой (Українська минувшина (довiдник). – К., 1993).
      В 452 г. Арийский собор заявил, что самоубийство – преступление и не что иное, как результат дьявольской злобы. В 1593 г. на Пражском соборе было постановлено, что самоубийцам не будет оказываться «честь поминовения во время святой службы и что пение псалмов не должно сопровождать их тело до могилы» (П. Сорокин. Самоубийство, как общественное явление // ж. «Социологические исследования», №2 2003).
       К телам самоубийц собой относились практически также, как к тушам падшего скота. Еще в царские времена киевский военный губернатор Княжнин предложил Киевскому губернскому правлению выделить за городом специальную территорию для захоронений самоубийц и крупного рогатого скота. Самоубийц лишали даже права на гроб. В Австрии их зашивали в свежие коровьи шкуры и хоронили в общих могилах за кладбищенской оградой. В северных русских губерниях в конце XIX в. заложным покойникам (чаще всего самоубийцам) отрубали голову и, положив ее между ног, хоронили.
        Не в силах перейти водный рубеж эти умершие бродят вдоль реки, оглашая стонами окрестности: «Мишу похоронили на другой стороне реки, так он все время кричал: «Перевезите меня, перевезите». И все бывавшие на том берегу знали это «перевезите». Мертвого одного похоронили там, его нечистый дух и кричал» (Ветошкина, 1981). Возможно, что жальники существовали и неподалеку от древнего Киева – на островах и левом берегу Днепра. Предположительно, нечистых покойников в XVII-XVIII вв. хоронили под г. Детинкой (ул. Гончарная). Здесь найден небольшой могильник, расположенный в отдалении от людских жилищ Кожемяцкого урочища (О. Попельницька. Історична топографія київського Подолу XVII - початку XIX ст. – К., 2003).
        Страх перед «ожившими мертвецами» был так велик, что еще в XIX в. в отдаленных селах России очнувшихся от летаргии могли убить на месте. Если покойник оживал во время отпевания в церкви, то причт (группа служителей храма) должен был его убить. Считалось, что если оживший успеет из церкви скрыться, то за «упуск» ожившего мертвеца погибнет весь причт. По другим версиям – вскоре умрет подряд 12 священников. Скорую гибель подряд 2-3 священников в одном и том же селе крестьяне связывали именно с «упуском» ожившего покойника. В Костромской губ. от крестьян записано несколько кровавых историй о том, как по приказу священника убивали мнимо умерших, очнувшихся в церкви.
        Этнографом А. Фадеевой в 1922 г. была записана история о том, как в одном из сел девушку по ошибке похоронили живой. Утром пришли к церковному кладбищу и слышат, как она из под земли ревет. Разрыть несчастную побоялись и принялись в колокола звонить, чтобы заглушить ее крики. А через пару часов все и прошло, видимо задохнулась девица.
      В Карелии считалось, что нельзя молиться за умерших вечером, потому что этим можно их потревожить и они будут приходить ночью. Известны многочисленные случаи, когда не «отпетые» священником покойники не давали покоя своим родным. В этих случаях с могилы берут щепотку земли и над ней совершают отпевание в церкви. Землю затем высыпают обратно в могилу. Сохранился обычай не подметать полы до тех пор, пока умерший находится в доме, иначе можно «вымести» кого-нибудь из живущих родственников.
       В отличие от остальных покойников, души заложных не могут приходить к родным на свои поминки. Часто устраивались «вторичные» похороны. Перед временем цветения хлебных злаков в честь неупокоенных душ проводили пышные проводы, своеобразную тризну, которая должна была заменить полноценное захоронение. Со временем души заложных покойников растворяются в сонме нечистой силы и становятся обычными демонами.
       Многие народы перед охотой или рыболовством справляли дополнительные поминальные обряды по умершим. Особенно опасались душ утопленников, которые могли распугать всю рыбу (подробнее смотрите в конце статьи в Приложении).
     Интересен прием «отваживания» душ назойливых покойников, используемый в украинских и молдавских селах (начало 2000 гг.). Валентине Л. каждую ночь снился ее погибший двенадцатилетний сын. Мальчик настойчиво звал мать за собой и повторял, что в Мире Живых очень светло, а в том мире, куда он попал – темно и одиноко. Валентина очень переживала и каждый день ходила на могилу сына. Родственники и друзья  всерьез опасались, что Валентина может в скором времени последовать за сыном.  Ей посоветовали взять репчатые луковицы и передавать их близким людям. При этом, с поминанием должно быть упомянуто имя погибшего ребенка. Таким образом, луковица выполняла двойную функцию – являлась поминальной трапезой и средством изгнания опасного духа. Принято считать, что едкие овощи (чеснок, лук и перец) отпугивают нечистых духов. И в тоже время известно, что преждевременные поминки по живому человеку могут ускорить его кончину. Если после таких поминок проходит не много времени (меньше полугода), то жертву еще можно спасти - "отмалить".
       По славянским поверьям обычные умершие могут разгневаться из-за того, что рядом с ними окажется «нечистый покойник». А гнев предков очень опасен для живущих. Поэтому ведьм, колдунов, самоубийц, преступников и некрещеных младенцев хоронили на перекрестках дорог, границах полей и в лесу  (С. Амосова). Иногда погибших новорожденных или выкидышей хоронили в гнилом пне или просто оставляли в лесу. По преданию, мертвые некрещеные младенцы превращаются в злых духов – вампиров-игошей. Они свистят с вершин деревьев, обходят путников кругами и ночью кусают за ноги. Существует запрет отпевать и хоронить некрещеных младенцев у церкви. Часто опасными демонами становятся женщины, умершие во время родов. По ночам они нападают на чужих детей, вызывая у них испуг, судороги и истощение организма.

Жальник между деревнями Радолицы и Межник
(недалеко находится Межницкое озеро)
    

Жальник с вырезанным изображениям креста,
Лужский район



        Общие могильники в виде холмика, обложенного камнями, в древности назывались жальниками. Располагались они обычно в лесу за территорией славянских поселений. В них хоронили самоубийц, мертворожденных и "приспанных" матерями младенцев. Говорили, что у могильников можно было услышать, как плачет ребенок (Памятники древнерусского канонического права. – СПб., 1908). Случайные путники клали здесь камни или палки, а когда последних собиралось много, их сжигали.
     Существовали и так называемые «божедомки» (убогий дом или скудельница) – это общая могила, которую устраивали во время мора, а также это место погребения нищих и самоубийц (В. Даль). Божедомки и жальники были расположены в стороне от обычных кладбищ.
      Иногда на жальнике устанавливали часовню. В ней отмечались главные деревенские праздники (Петра и Павла, 12 июля н. ст. и Иоанн Креститель – 25 октября) и один из главнейших православных праздников – Пасха. Кроме того, в эту часовню делались заветы местными жителями и около этой часовни (как вокруг многих часовен на жальниках) концентрировались магические обряды. На жальнике молились о дожде: «Летом дождя нет и мы собирались все, идем к этому жальнику, встаем на колени  и просим у Господа Бога дождя. Помолимся и, глядишь к вечеру туча пойдет».
      Характерно, что и покойника до похорон оставляли на несколько дней именно в деревенской часовне - он еще не принадлежал миру мертвых, занимал промежуточное положение между  жителями деревни и захоронеными на кладбище предками. С обычаем прощания с покойником был связан и лечебный обряд. Это было так называемое лечение «на смерть», когда больной после свершения обряда должен был либо выздороветь, либо умереть:
       «Свекровушка рассказывала мне - у ей болела девочка, маленькая, кто-то ей там сказал: «Ступай ночью, в середину ночи, в 12 часов ночи, где это вот, с покойниками-то прощаются у нас всегда у часовенки. Вот иди - и возьми земельки, где расстаются с покойниками». Она это вот, надела я, говорит, шубенку, а снег, надо земельки взять. «Земельку возьми и принеси эту земельку, в водичку опусти, и потом этой девочки дай попить и укати». Ну, я, говорит, уж ни дня, ни ночи с этим ребенком, ни житья, ни смерти. Ну и пошла, думает: на смерть, так на смерть. Взяла, говорит, я лопату, этот снег продрыла и там земельки-то достала щепоточку. Достала, в карманишку положила, именно когда было 12 ночи, и сказали - ты не оглядывайся ничего и ни с кем, если кто попадет навстречу, не разговаривай, иди-иди-иди домой прямо. А она смелая была старуха, смелая, и умная, и хитрая. Ну вот, иду, говорит, а меня за шубенку-то хватают, как детскими рученками... Я, говорит, спугаласи, но не оглянулась, ничего. До дому дошла, в калидор зашла – все [всё прекратилось – Е.П.], заложила калидор, пришла. Девочку попоила и помыли, и девочка на 3-и сутки убралася. Не плакала, а на 3-и сутки умерла» (Е. Платонов. Пространственная организация деревенской округи // ж. «Вестник молодых ученых», № 4 2003).
      Но обычно к больному ребенку, который "мучается и не помирает" призывали священника для прочтения «страшных молитв». Это молитвы св. Василия Великого, заключенные в большом Требнике, предназначенные для изгнания из человека нечистых духов.
    

Приложение:
(целиком статью см. по адресу
http://knol.google.c...255504nkwsbli/6 )

Галигда (душа утопленника у нанайцев)

        В традиционных представлениях нанайцев в воде обитает множество душ утонувших людей - галигда. У них есть свой "хозяин" - Гали Амбани, злой дух - антипод хозяина воды Тэму. Гали Амбани топит людей и животных, тем самым пополняя армию своих рабов. В осеннею путину, по поверьям нанайцев, Галигда приплывали к тем берегам, где рыбачили их сородичи. От своего народа Галигда ожидают пищи. Поэтому родственникам следовало умилостивить, задобрить Галигда. Эти обряды были своего рода очередными поминками по умершим родным. Их "кормили" и уговаривали не мешать рыбному промыслу. Говорили: "Первую кету тебе жертвуем! Не ходи за нами!". Обряд приношения жертвенной пищи утонувшим называется Чэи.
        По представлениям нанайцев, особенно мешали лову души, по которым давно не совершали поминки. Они распугивали рыбу, шли следом и кричали: "Есть хочу! Есть хочу!". Чтобы этого не случилось, рыбаки считали необходимым на время промысла зазвать эти души домой, на берег.
        Для этого заготавливали палки со стружками на верхнем конце. Они выполняли роль священных столбов. Их втыкали в землю в два ряда от берега до места захоронения тела утопленника. Между этими рядами образовывалась "тропа" души утонувшего - торо. Крайняя пара столбиков у самой воды делалась из более толстых палок, чтобы удержать душу, если она начнет сопротивляться. "Тропа" души предупреждала живых, что это - место обитания души утонувшего. Люди обходили эти столбики стороной. Чтобы душа приплыла на берег, в нойна (жертвенная посуда-лодочка) клали жертвенную пищу и от крайних у берега палок отталкивали ее в воду со словами: "Если это ты мешаешь нам ловить, вот в нойна тебе пищу посылаем! Наши утонувшие родственники, получайте! По тропе торо идите домой! Щепки, мусор свой дайте!". При совершении рыболовных обрядов избегали произносить названия рыб, чтобы их "не спугнуть" -  считали, что рыбы "все слышат". Рыбу именовали иносказательно: "щепки", "мусор".
        Священные палки со стружками оставались после обряда нетронутыми: родственники могли их убрать только после отправления обряда "проводов" душ умерших в загробный мир. По свидетельствам, "вместилище души сжигали. Деревянное изображение умершего раскалывали и выбрасывали. После этого снова начинали хорошо ловить, словно в этом была причина" (А. Сойгор, цит. по А. Гаер, 1991 г.).
        Род, в котором имелись утонувшие, считался особенным - над ним якобы довлел рок - и назывался "галигдако гурун". Утопленник воспринимался как избранник духа - хозяина воды. Нанайцы считают, что души утопленников помогают в рыбном промысле только своим родственникам. У людей такого рода никто не одалживал ничего, особенно же орудий рыбного лова или охотничьего промысла, во избежания несчастья, которое мыслилось как "нечистая субстанция", "нечистота" и будто бы могла "перейти" с этими вещами. Души утопленников - людей и животных повсеместно считались "нечистыми".
        В нетрадиционных представлениях, с позиции энергоинформационного обмена в системе Мун-на (Земли) любая насильственная, равно как и преждевременная смерть представителя белково-энергетической формы жизни (человек, животное и т.д.) влечет за собой разделение на белковый субстрат - оболочку-тело и душу - энергоинформационную структуру - носитель ментальности. Но душу энергетически ущербную, неполноценную, неспособную самостоятельно преодолеть силовые границы системы местонахождения. "Посмертное" существование такой души возможно лишь в особой среде (вода, например), при условии постоянной энергетической "подпитки". Т.е. такая душа, оставаясь в пределах системы Мун-на (средний мир, Земля) для сохранения стабильности своего существования, вынуждена "паразитировать" на той энергетической нише, в которой оказалась. Основной источник "подпитки" - животная энергетика среды обитания, "ментальная" энергетика родственников, проходящая во время "поминок", подключение к системе энергетической регуляции среды обитания - утилизация излишков животной энергетики, возникающей во время массовой гибели белково-энергетических форм жизни (заморы рыбы и т.п.).
        Естественно, рано или поздно, энергетические единицы - души утопленников образуют сетевую форму жизни, т.е. организуются пространственно в виде системы более высокой по своим энергетическим характеристикам. "Управитель" такой сложной сетевой организации духов-душ персонифицирован в образе "водяного черта", "злого водяного духа" - Гали Амбани. В процессе своей эволюции такая система-паразит начинает нарушать энерго-информационный баланс и обмен в своей среде обитания, тем самым намечает источник противостояния системе "Энергетического управителя" (персонификация - дух-хозяин вод Тэму). В традиционных представлениях у нанайцев мы действительно отмечаем "противостояние" "доброго" и "злого" начала - Тэму и Гали Амбани, хотя и тот и другой ассоциируются с понятием "магической нечистоты".
        Разбирая обряд создания "тропы" утопленника - торо, легко заметить, что он в основном направлен на тех утопленников, по душам которых давно не совершались поминки, т.е. на тех, кого "давно не кормили, не питали". Они "голодные", энергетически нестабильные, отпугивали рыбу - объект промысла. Следовательно их необходимо было "извлечь" из среды лова, "переместить" в иную энергетическую нишу, в которой их "зловредность" была бы сведена до минимума. В целях этого и создавалась типичная "магическая ловушка" конструкция, способная поглотить и удержать чужеродную энергетику - "сеть палок с застружками на концах". "Поглощенная", "уловленная" вредоносная энергетика галигда сохранялась до обряда "проводов душ умерших в загробный мир", в котором шаман, используя свой энергетический потенциал "помогал" душе покинуть границы системы Мун-на и перейти в систему с иной энергетической организацией - в "Мир Мертвых" Буни. После обряда проводов, вместилища "нечистых" душ предавали огню, тропу торо - уничтожали. Подобная "очистка" воды как среды промысла от "нечистых" душ утопленников, проводимая повсеместно, создавала дополнительные условия для удачного промысла, так как устранялись "энергетические" паразиты, и рыба чувствовала и вела себя более естественно.
        Следует сказать также, что уменьшение энергетического потенциала сетевой системы - энергетического паразита Гали Амбани вызывало реакцию со стороны этой системы - для сохранения ее стабильности требовались новые души-утопленников, и они появлялись - Гали Амбани - "водяной черт" топил людей - энергетический цикл повторялся.

Ист.: Е. Гаер. Традиционная бытовая обрядность нанайцев. - М., 1991.
        Энциклопедия Тлена, т.9. ст. "Духи как системы".

        Примечания/анализ: Перед кетовой путиной семьи сращивали свои сети или невода. Напарников иногда постигала неудача. Тогда они предполагали, что у кого-то из них есть утонувший, родственник - галигда. Если у обоих есть галигда, то рыбачить вместе можно. Если с человеком случалось в тайге несчастье, и охотник попадал в лапы медведя - считалось, что в их роду был галигда. На вещи погибшего охотника накладывалось табу - их нельзя было брать с собой в тайгу.           Если запрет почему-либо не соблюдался, существовали способы, опять-таки магического характера, выяснить причину его нарушения или избежать неблагоприятных последствий. Так, например, нельзя было заранее говорить о том, что охотник добудет зверя. Если же этот запрет кем-либо нарушался, то охотник брал палку, на которой висел котёл для варки пищи над костром, плевал на конец палки со словами: «Людей болтовню нацепи на себя и не пускай», и втыкал в землю другим концом.

Сообщение отредактировал В. Ляшенко: 07 Май 2010 - 13:47


#6 В. Ляшенко

В. Ляшенко

    Серьёзно ищущий гражданин

  • Участники
  • PipPipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 14:25

Прощу прощения...
Мою статью сегодня перебрасывали из одного тематического раздела в другой. Я думал, что статью просто удалили. Не заметил дубликатов.

Я спешил сегодня во время поиска иллюстраций для статьи. И поэтому невнимательно прочел и добавил новые материалы с http://perpettum.nar...u/fragmenti.htm

Прошу прощения.

P.S. Зеленина читал давно (Вы правы - надо перечитать), но в статье я не делаю акцент на мегалитической и этнографической основе, больше на "постмортальной" - "посмертном существовании".

Сообщение отредактировал В. Ляшенко: 07 Май 2010 - 14:31


#7 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 15:01

И тем самым совершаете существенную методическую ошибку. "Конь" и "лань" :) при скрещивании потомство дадут едва ли. Ну, а про мулов и так всем известно... Выпивка и закуска в одном флаконе - это огуречный лосьон. Физику исследуют методами физики. Народоведение использует свои методы. При механическом смешении невольно возникают элементы фричества.

В который раз робко предлагаю провести исследование (не публицистический обзор) в рамках заданной и определённой системы отсчёта. Может быть, стоит обратиться к классике? Прошу прощения, но например, вот сюда слазить... Тогда будет меньше поводов потом вертеться аки на сковородке.

Даже народная традиция (прямо по специальности пишу, хи-хи), которая представляет собой весьма своеобразное смешение разных верований, приходит в противоречие сама с собой, ибо состоит из нескольких компонентов - без привлечения энергуйства ("не сотворяй сущностей сверх необходимого"). Природные верования - ортодоксия (для восточных славян) - влияния соседей - смесь оных - толкование записывавших. На этой основе о чём-то рассуждать?   :blink: Только жёстко, повторюсь, задавая систему отсчёта.

Тем паче по столь сложной теме, как заложные покойники, которые отнюдь не могут быть понимаемы вне контекста культа предков вообще, который составляет существенный пласт языческого наследия.

Кстати, источник касательно почитания Параскевы Пятницы (двоеверной Мокоши, Великой Матери - ни много, ни мало) тоже несколько не точен (уверенно говорю, зная другие).

Отдельно хотел бы обратить внимание на невозможность описания представлений мифологического сознания рационалистическими средствами. Отошлю к тексту для скачивания здесь (очень устаревшему, на мой взгляд, но кое-что можно почерпнуть),
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#8 В. Ляшенко

В. Ляшенко

    Серьёзно ищущий гражданин

  • Участники
  • PipPipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 15:14

Спасибо, действительно конструктивная критика. С болота аматорства тяжело вылезти, поэтому такая критика необходима. Изначальный мой подход к теме - поиск новых и интересных дополнений. Но неудовлетворительное знание самой темы сводит на нет все усилия. И конечно хромает знание основ построения научных исследований.

"Если бы проведал Бог, Что Вадик педагог, Он сказал бы; ради бога, Уберите педагога!" (перефразировал Мандельштама)

Сообщение отредактировал В. Ляшенко: 07 Май 2010 - 15:26


#9 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 15:36

:smile64: Моя критика всегда конструктивна.  :smile73: (шутка) - только не все в силах это сразу осознать. 

Просто кое-кто нечаянно наступил на совсем любимую мозоль, да ещё после того, как я не отошёл от экспертизы полусотни школьных научных работ...  :smile75:

Тупо: сначала исследование. Потом его разнос (самим собою и не только). Потом - публикация. Если публикация сначала - только как постановка проблемы, кратко, дабы застолбить первенство   :smile85:


Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#10 В. Ляшенко

В. Ляшенко

    Серьёзно ищущий гражданин

  • Участники
  • PipPipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 16:49

Станислав, у меня вопрос по теме. Могли ли жители деревни-села иногда использовать в качестве жальников древние курганы? К подобным языческим захоронениям бывало относились с опаской.  Если жальники не несли в поселении культового значения, то по принципу "подобное к подобному" в кургане могли прихоранивать тела "потенциально опасных покойников"?

#11 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 07 Май 2010 - 17:05

Вообще по погребальной обрядности см. В.В. Седова (оба тома по восточным славянам можно найти в сети). К любому усопшему не-своему относятся с опаской. И не только к не-своему, ибо он не принадлежит к этому миру. Жальник (могила) - вид погребальной насыпи северных славянских племён... Как могила он не мог не иметь культового значения. Как и сегодня, кстати, современные кладбища. Докладывали, скорее, по родам. Вот с этого и танцуйте. Авось дальше додумаете   :o
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#12 Админ. Общие вопросы

Админ. Общие вопросы

    Администрация

  • Главные администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 324 сообщений

Отправлено 08 Май 2010 - 22:54

Два последних сообщения перемещены по этому адресу.
Господа пользователи, видимо, путают форумы.

Администрация не вступает в переписку с пользователями. В том числе касательно правил.

Для ответов на вопросы обращайтесь к прочим присутствующим на форуме сотрудникам АЭН.

ЭТО ФУНКЦИЯ, А НЕ ЧЕЛОВЕК

#13 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 11 Май 2010 - 14:33

Кстати, Вадим, а печатного текста Платонова у вас, часом, нема? Мне б пригодился.
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#14 В. Ляшенко

В. Ляшенко

    Серьёзно ищущий гражданин

  • Участники
  • PipPipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 30 Июнь 2010 - 14:24

Надо посмотреть. Я сам иногда у себя в библиотеке такие книги нахожу  :blink:

#15 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 17 Ноябрь 2010 - 18:37

Не очень понятно, что именно они подтверждают. Вы точно уверены, что знакомы с особенностями бытования фольклорных мотивов?

PS. Архив по ссылке повреждён - скачивается лишь 50 %
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#16 Якобы Андрей_*

Якобы Андрей_*
  • Гости

Отправлено 18 Ноябрь 2010 - 12:31

некоторые мои знакомые бывали, или жили в сёлах, упоминающихся в книге и сталкивались с колдунами... хм. у меня в своё время скачалось нормально. Афанасьевский сборник 6 выпуск. Хотя что касается известного Рамонского замка с его приведениями, то у меня глубокие сомнения в их существовании именно там.

#17 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 19 Ноябрь 2010 - 21:30

Стянул - возможно, забавы хостинга (того).

Однако к теме. Печатного текста Платонова мне не видать как своих ушей, видимо, так что о покойниках и колдунах, минуя стартопик, а то разгромим нечаянно. Надо бы тему разделить, да пока ладно.

Где-то упоминал С.М. Толстую в контексте "свой - чужой", а зря. Был неправ. Вот правильная ссылка:
Белова О.В. "Другие" и "чужие": представления об этнических соседях в славянской народной культуре // Признаковое пространство культуры / отв. ред. С.М.Толстая. - М.: Индрик, 2002 - 432 с (Библиотека Института славяноведения РАН. 15). ISBN 5-85759-199-6. Стр. 71-85. Очень полезно посмотреть для понимания, как в народном сознании появляются колдуны, колдуньство и всякое такое прочее без привлечения "аномального", с т.зр. сугубо этнографической.
Отдельно стоит обратить внимание на особенности хождения "бывальщин" и "быличек". У меня никак руки не дойдут их разграничить с рассказами о собственно АЯ, хотя понимание некоторое уже сложилось. Правда, в итоге, боюсь, ещё какая-то часть баек рухнет. Особенно тырнетных.
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)