Перейти к содержимому

ПРАВИЛА ФОРУМА «ЭКОЛОГИЯ НЕПОЗНАННОГО». ЧИТАТЬ!

Лабиринты и христианство

иконы православие

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 23

#1 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 09 Апрель 2013 - 16:24

Тема о лабиринтах в христианстве – отдельная и очень интересная тема. Хотя, скажу честно, не совсем моя. А тема о лабиринтах в православии – тем более отдельная и интересная тема. Хотя, тоже не совсем моя.  :)
И всё-таки, решил начать эту тему после того, как нашёл в Сети предлагаемую вашему статью. Для лучшего восприятия позволил себе снабдить перепечатываемую статью соответствующими иллюстрациями и... Простите, но не смог удержаться от комментария.


А.И. Долгова
(СПбГУ)

Об истоках и символике иконографии «Лабиринт духовный»


Иконография «Лабиринт духовный» относится к символико-догматическому направлению в иконописи. Богословско-догматическое и иллюстративное начала начинают доминировать в иконописи с середины XVI в. Именно с этого времени исследователи отмечают поворот в развитии русского иконописания: теперь икона часто иллюстрирует тексты молитв, песнопений, служб, стремится доступно изобразить и объяснить сложные богословские понятия. Древние иконографические схемы обогащаются новыми деталями и подробностями. Художественные перемены в иконописи этого времени настолько велики, что теперь икона часто лишь иллюстрация догмата, напоминание о Боге и горнем мире, но не посредник в общении с ним (1).

Памятники, относимые исследователями к «символико-догматическому» направлению, охватывают новый круг сюжетов и тем, связанных с толкованием богословской и иного рода литературы, и часто носят назидательный и иллюстративный характер. К числу такого рода памятников относятся иконы «дидактического» направления, возникшие в конце XVII — начале XVIII в. Из числа символических икон их выделяет направленность к зрителю, поучительность и иллюстративная разработка содержания.

Начиная с XVII в. можно говорить о разработке и формировании устойчивой иконографии этих сюжетов. Очевидно, что исторические условия позднего времени возникновения этих памятников должны были сказаться и выразиться в особенностях их живописного языка. Будучи связанными с христианской догматикой, они всегда имеют в своей основе литературный текст, догматическое содержание и должны быть соотнесены с литературным или иным источником.

В этой связи меняется сам художественный язык некоторых памятников иконописи. Необходимость наличия большого количества пояснительных текстов делает язык иконы усложненным. Большинство памятников этого круга еще не исследованы. Их иконография и истоки, место в храме не являлись предметом детального изучения. О недостаточной изученности явления свидетельствует и отсутствие единой выработанной терминологии, применяемой специалистами для обозначения этого круга памятников. Так, Ф. И. Буслаев использует термин «богословско-дидактические иконы» (2), Н. П. Кондаков пишет о мистико-дидактическом направлении (3), О. И. Подобедова называет такие иконы символико-догматическими (4), В. Бычков — символико-дидактическими (symbolish-didaktischen) (5), а В. Д. Сарабьянов — символико-аллегорическими (6). Все это позволяет говорить о начальном этапе изучения икон символического направления как явления: определяется круг памятников, осуществляется их иконографическое исследование, оцениваются их особенности.

В этой связи важным представляется рассмотрение иконографии «Лабиринт духовный» на примере двух памятников. Первый — из собрания Государственного музея истории религии. Второй — из Новоиерусалимского монастыря.

Икона «Духовный лабиринт», находящаяся в Государственном музее истории религии, была написана московским живописцем в конце XVIII в. в традиционной иконописной технике.

Изображение

Ее размеры 54×43,9×3,1 см. Происхождение этой иконы и ее бытование до поступления в музей установить не удалось. Икона «Духовный лабиринт» неоднократно экспонировалась на тематических выставках ГМИРа. Она достаточно хорошо известна специалистам, однако иконографически исследована недостаточно, в каталогах музея (7) ее описание дано схематично, в отдельных случаях даже с ошибочной ссылкой на тексты письменного источника.


Композиционное построение, иконография и колорит

Композицию иконы «Духовный лабиринт» условно можно обозначить как трехчастную. Живописное поле, в обрамлении узких темно-коричневых полей, разделено иконописцем на три неравные горизонтальные части, обозначающие последовательно мир горний, с небесным градом Иерусалимом (верхняя часть), мир земной (центральная часть) и преисподнюю с геенной огненной (нижняя часть). В центре композиции, внутри лабиринта, расположенного в центральной части иконы, на фоне вполне реалистичного пейзажа изображен смертный человек, стоящий на коленях.


Круглый лабиринт, написанный на охристо-желтом фоне, имеет всего один выход наверх. Вниз же, в геенну огненную, ведут несколько путей, соответствующие двенадцати грехам, подписанным под ними: зависть, клевета, убийство, блуд, пьянство, гордость, тщеславие, уныние, гнев, сребролюбие, чревобесие и объедение. Таким образом, к семи смертным грехам (гордыня, зависть, обжорство, похоть, гнев, алчность и уныние) иконописец, наставляя христианина на истинный путь, добавляет еще несколько. Это расширение списка грехов позволяет нам заглянуть в духовный мир человека того времени и приближает нас к реалиям той эпохи.

Над фигурой, наивно изображенной в центре лабиринта, помещена надпись: «како хочу ити путемъ». По краям лабиринта, по кругу, помещен текст, который можно прочитать лишь частично: «Братие словесемъ врага не веруй твоего дондеже придетъ скорбны <неразборчиво> жития сего. Яко (?) <неразборчиво> пребывли животе да с хрсом будеши вовечно <неразборчиво>. Пути твоя гди скажи ми и стезямъ твоимъ научи мя. Не привлецы мене со грешники и с делающими неправду не погуби мене». Четвертая строчка, помещенная по нижнему краю лабиринта, не поддается расшифровке. Литературный источник двух строчек удалось установить: строчка «Пути твоя гди скажи ми и стезямъ твоимъ научи мя» взята из 24-ого псалма (8), а «Не привлецы мене со грешники и с делающими неправду не погуби мене» — из 27-ого (9).

В регистре, посвященном земной жизни, по двум сторонам от лабиринта помещены две сцены — смерть праведного человека и смерть грешника. В левой части душу праведника, изображенную в виде фигурки младенца, принимает ангел Божий, одетый в красные одежды. Праведник изображен как почтенный человек с окладистой бородой. Он одет в темно-зеленые одежды и укрыт красным одеялом. Справа от лабиринта душу умирающего грешника принимает ангел сатаны — уродливое чудище в перьях — в когтистых лапах он держит два свитка, текст на которых неразборчив. Душа грешника также представлена в виде младенца, а сам грешник — в виде безбородого мужчины. Обе сцены помещены на фоне пейзажа, созвучного изображенному внутри лабиринта.

Вход в Небесный Иерусалим оформлен в виде небольшой арки, напоминающей черты западной архитектуры эпохи Ренессанса. В центре верхнего регистра на пышном, барочном троне восседает Иисус Христос в красном хитоне и темно-зеленом гиматии. У его трона на коленях предстоит душа праведника в белых одеждах, которую подводит к Спасителю ангел в красном одеянии. От фигуры Христа исходят золотые лучи божественного сияния. По сторонам от него мы видим изображение самого города, обозначающего рай. Архитектурный стаффаж представлен зданиями разных типов, выполненных в духе архитектуры западного Ренессанса, между которыми размещены зеленые деревца. Общий колорит верхнего регистра можно охарактеризовать как красновато-охристый, наполненный теплом и светом. Дома, арка, небо, трон и хитон Христа написаны фактически одним цветом. На этом фоне ярко выделяются темно-зеленые деревья и гиматий Христа. Для изображения в нижнем регистре геенны огненной иконописцем также использован красновато-охристый цвет, но это уже не цвет тепла и света, которым наполнен Горний Иерусалим, а цвет огня, обрекающего грешников на вечные муки. Сама геенна огненная изображена в виде чудовища с человеческими красными глазами, в огромную пасть которого неизбежно упадут грешники, избравшие неверный путь. Желтые языки пламени в нижней части иконы обозначают преисподнюю, в которую ведут пути греха. Композиционно изображение ада занимает почти всю нижнюю половину иконы.

Пространственное построение

Пространственное построение иконы традиционно. Здесь мы видим использование характерных для иконописи приемов обратной перспективы, которая позволяет обеспечить максимальную обращенность к зрителю. Сюжет разворачивается в одной плоскости и направлен на смотрящего. Изображенное трактовано условно и плоскостно: так изображена геенна огненная, пейзаж, сцены смерти праведника и грешника, архитектурный стаффаж верхнего регистра. Наиболее объемно изображен человек внутри лабиринта и Спаситель на троне. В центральной части лабиринта пейзаж служит фоном, выталкивающим фигурку смертного на первый план, что обеспечено цветовым контрастом: красные одежды человека ярко выделены на темно-зеленом фоне. Похожий прием используется и в верхнем регистре иконы: фигура Иисуса Христа на троне выделяется на фоне Небесного Иерусалима, чем обусловлено особое эмоциональное воздействие на зрителя.

В разработке сюжета ощутимы приемы, сближающие иконное изображение с книжной иллюстрацией и гравюрой. Само изображение лабиринта графично и насыщено текстом, что требует сосредоточения и прочтения, а потому более приемлемо для иллюстрирования текста в рисунке или гравюре и менее подходит для иконы, где надписи-тексты традиционно играют служебную, вспомогательную роль или несут сакральный смысл, лишь дополняя изображение и будучи воспроизведены в сокращении с титлами.


Образная трактовка и смысловая разработка сюжета

Образная трактовка иконы основана на эмоциональном воздействии превалирующего на поле иконы красного цвета. Устрашающий вид пламени и геенны, дополненный перечнем грехов, выразительно обозначенных черным цветом, противопоставлен райскому видению за крепкими стенами чудесного града, вблизи трона самого Спасителя, озаряющего лучами света Небесный Иерусалим, путь в который для смертного человека лежит через жизненный лабиринт и сопровождается молитвами и праведными делами, укрепляющими христианские добродетели.
Важную роль при создании художественного образа иконы играют символы и аллегории. Наиболее сильным эмоциональным воздействием обладает сам лабиринт. Он занимает центральную часть иконы и выделен масштабно: круг лабиринта огромен, а помещенный в его центр человек ничтожно мал. Этот выразительный прием подчеркивает и основной назидательный смысл изображения — человек должен выбрать для себя верный путь в огромном жизненном лабиринте, полном тупиков, трудностей и ложных, греховных дорог. Это изображение первым привлекает внимание зрителя — остальные детали иконы он начинает рассматривать лишь погодя.

Устрашающую и одновременно назидательную роль играет изображение пасти геенны огненной, занимающей нижнюю часть иконы. Оно эмоционально воздействует на зрителя не только благодаря своему яркому цветовому решению, но и угрожающим видом изображенного чудища. При этом важным средством художественной выразительности являются его человеческие глаза.

Тексты молитв, расположенные по внешнему кругу лабиринта в его верхней части, дополняют смысловую назидательную разработку сюжета. Здесь частично прочитываются фрагменты текстов молитв из псалмов 24 и 27, подкрепляющие библейскими текстами сакральный смысл изображения.

Иконографическая разработка сюжета доходчива для зрителя любого уровня. Наглядное поучение в красках и образах объясняет смотрящему суть христианской добродетели и недвусмысленно указывает пути жизненные, которые выбирает для себя человек.
Сцене смерти праведника, умирающего в преклонном возрасте и сопровождаемого прекрасным ангелом, противопоставлено изображение смерти молодого (он показан безбородым) грешника, над которым, грозный и устрашающий, вероятно, со списком грехов возвышается ангел сатаны. Эти две сцены противопоставлены не только по смыслу, но и композиционно.

Икона делится по вертикальной центральной оси на две противоположные по смыслу части (смерть грешника и праведника); аналогичное по смыслу разделение происходит и по горизонтали (геенна огненная и Небесный Иерусалим). Подобная символическая разработка сюжета дополняется текстом и эмоционально подкрепляется цветовым решением.

Письменные источники, связанные с иконой «Лабиринт духовный»


В основе иконографии иконы «Лабиринт духовный», прежде всего, лежит дидактическое наставление, основанное на христианской морали. Часть текстов, воспроизведенных иконописцем на иконе, напрямую заимствована из Библии, что позволяет говорить о Священном Писании как об основном источнике. Тексты псалмов, приведенные по кругу лабиринта, говорят об избрании этой формы в качестве буквальной иллюстрации центральной надписи «како хочу ити путемъ» и по смыслу раскрывают тему наставления для христианина и испрашивания пути праведного у Господа, чтобы «с Христом прибывати вовечно».

Еще одним вероятным источником следует считать известный в средневековой Руси текст апокрифического «Видения апостола Павла» (10), являющегося «одним из древнейших изводов (на христианской почве) сказания о путешествии в загробный мир, в рай и в ад» (11). Именно из этого произведения, вероятно, происходят сцены смерти грешника и праведника.

В этом произведении апостол Павел, руководимый ангелом, наблюдает два эпизода — смерть праведного человека и смерть человека грешного: «… тогда увидел он человека при смерти. Это был праведник, человек бедный, который, умирая, обретал покой. Пред ним предстали все дела его, совершенные во имя Божие, и “все житие его”. Душу его принял благой ангел бережно…» (12). Некоторое время спустя Павел видит смерть грешника: «когда грешник, проводивший всю свою жизнь в еде и питье, чувствует приближение смерти и все духовные дела обступают его, он начинает горько сетовать и восклицает, что лучше было бы ему не родиться на свете. Грозные ангелы с силой вырывают его душу из тела… Ангел-хранитель в свою очередь, осыпает душу укоризнами…» (13)
При разработке сцен смерти грешника и праведника иконописец в целом придерживается сюжета «Видения», иллюстрируя его, как и автор литературного произведения, двумя сценами. При этом сцена смерти праведника изображается близкк тексту «Видения», а смерть грешника трактуется немного иначе — как противоположность смерти праведника, почти зеркально воспроизводя ее общую композицию.

В процессе изучения иконы «Лабиринт духовный» удалось найти схожую по иконографии и сюжету икону более раннего периода, датируемую рубежом XVII–XVIII вв., происходящую из Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря.

Изображение

Во многом эти два памятника очень близки. Большую часть пространства этой иконы также занимает круглый лабиринт, по своей форме абсолютно совпадающий с изображенным на ранее рассмотренной иконе (*). Однако он имеет два выхода в Горний Иерусалим. В центре лабиринта в круге символически представлена жизнь человеческая — от рождения и до смерти. На ступенчатой пирамиде изображены мужчина и женщина, проходящие жизненный путь от детства к старости. Над каждой из ступеней указан их возраст. В этом же круге как скелет в короне и с косой изображена Смерть. Справа и слева от нее представлены начало и конец жизни человеческой. Изображение смертного часа человека близко к изображению смертей праведника и грешника на иконе из ГМИРа.

Над лабиринтом в верхней части иконы изображен Небесный Иерусалим. В нем мы видим двух Ангелов Господних, сопровождающих души праведников. Над Небесным Иерусалимом, в облаках, как в своеобразном картуше, помещен Деисус.

Изображения нижнего регистра отличаются от представленного на иконе из ГМИРа: композиционно пасть геенны огненной смещена вправо, а слева изображены поражающие род человеческий греховными страстями и вооруженные мушкетами, баграми и пищалями черти. По своему колориту новоиерусалимская икона является более светлой и разнообразной. Небесный Иерусалим написан нежными светлыми цветами, краски сгущаются и темнеют книзу — левый нижний угол, в котором помещены черти, является самым темным и мрачным на иконе.

На иконе помещены рифмованные строки, а также несколько стихов из Псалтири. Интересно, что здесь приведены те же строки из 24-ого Псалма, что и на иконе из собрания ГМИРа: «Пути Твоя, Господи, скажи ми, и стезям Твоим научи мя», что является указанием на использование одного источника. Эти строки Священного писания являются ключевой фразой для понимания иконографии «Лабиринт духовный», указывая на главную тему пути (лабиринта) и выбора. В основе иконографии оказывается идея поиска человеком пути в жизни, а также наставления.

Из сопоставления этих двух памятников следует вывод, с одной стороны, об их сюжетной близости, с другой — об иконографическом различии, вызванном, вероятно, отсутствием устоявшейся иконографии данного сюжета на русской почве, и, видимо о некотором различии источников, послуживших основой для создания икон. Невозможно без специального исследования сказать, какие литературные или изобразительные источники легли в основу новоиерусалимской иконы, но ее дидактический смысл и связь с литературным текстом очевидны. В новоиерусалимской иконе ощутима близость с иконой из ГМИРа. Их смысловая связь свидетельствует о разработке данного сюжета русскими иконописцами в рамках одного временного периода и системе единых живописных и знаковых принципов, характерных для икон дидактического направления XVIII в.

Изображение «Лабиринта»в западноевропейской и русской гравюре

Необходимо отметить, что тема лабиринта как символа пути, паломничества души с земли на небеса, трудной и извилистой дороги в Небесный Иерусалим или пути человека, поддавшегося искушению, в изобразительном искусстве используется с давних времен.

Близкие по смыслу к иконам на сюжет «Лабиринт духовный» изображения мы находим в западноевропейской гравюре XVII в. Вспомним о том, что именно в XVII–XVIII вв. большое влияние на русскую иконопись оказала гравюра, западноевропейские книги образцов и средневековые гравюры с эмблематическим типом мышления.

В западной гравюре мы находим аналоги изображения лабиринта как символа духовных поисков. Таким примером может служить гравюра «Душа пилигрима, ведомая Словом Божьим, в лабиринте духовных исканий», выполненная мастером Германом Гуго Готтселигом в 1622 г. (14)

Изображение

На этой гравюре мы видим лабиринт, подобный представленному на рассматриваемых нами иконах, но изображенный с другой точки зрения и в другом ключе. Эти различия можно легко объяснить разницей изобразительных языков иконописи и гравюры. Однако суть содержания не оставляет сомнений в ее близости иконописным «Лабиринтам духовным». На гравюре представлен человек, изображенный со спины, находящийся в центре круглого лабиринта. Еще несколько человек изображены внутри лабиринта, причем один из них оступился и протягивает руку вверх, прося помощи. Назидательный смысл гравюры аналогичен смыслу икон.

Еще один гравированный «Духовный лабиринт» описан в многотомном труде известного русского собирателя и историка искусства Дмитрия Александровича Ровинского «Русские народные картинки» (15). В третьей книге, посвященной «притчам и листам духовным», находим следующее описание гравюры «Лабиринт Духовный», находившейся в собрании Олсуфьевых: «Лабиринт устроен в большом… восьмиугольнике; дорожки идут кругом, концентрически, прямыми полосами в 22 ряда: в середине Горний Иерусалим (рай), в нем Святой Дух, в виде голубя… По четырем углам представлены, вверху: 1) приход благоразумного разбойника в рай, 2) Авраам, Исаак и Иаков в раю, а внизу: 3) смерть грешника и 4) грешники в адском пламени. По дорожкам следующие надписи: в верхней половине лабиринта “Тесный путь вводяй в жизнь вечную. Богатство расточи и домы нищих надели и сирот. Отвержися сладких пищей, сухоядение восприми. Престани от пьянства, и возлюби трезвение”. В нижней половине: “пространный и широкий путь, ведый в погибель вечную. … Леность возненавиждь, послушание восприми, аще кто тя ударит в ланиту обрати ему и другу…” На левой стороне: “девство возлюби, блуд возненавиждь. Отвержи скверность, чистоту восприми, престань от зла, покаяние сотвори”. На правой стороне: “престани от злопомнения люби враги твоя в дружбе, отвержися лукавства беды приимай напасти. Мирских сует отвержися, приступи ко спасению”» (16).

В описании этой гравюры мы находим поучительный смысл, выраженный в трактовке, близкой рассматриваемым иконам, с использованием обширных поучительных текстов. Определенно мы можем говорить и о некотором сходстве иконографии. На этой однолистовой гравюре размещены сцены смерти грешника, изображения лабиринта, ада и Горнего Иерусалима. В качестве еще одного примера следует указать гравюру из «Иконологии» Чезаре Рипы (17) с аллегорическим изображением мира в виде лабиринта18. В конце этого лабиринта находится скелет (символ смерти) (19). Использование символа лабиринта на этой гравюре созвучно его использованию на рассматриваемых нами иконах: это символ мира, жизни, жизненного пути.

Следует отметить, что в изображении архитектуры на иконе «Лабиринт духовный» из собрания ГМИРа можно усмотреть черты западноевропейской архитектуры, что может служить косвенным подтверждением взаимосвязи иконного изображения с гравюрами западного происхождения. Итогами исследования являются наблюдения о связи иконографии «Лабиринт духовный» с конкретными литературными и графическими источниками. В первую очередь, это тексты «Священного писания» и апокрифическая литература, а также западноевропейские гравюры, близкие по сюжету, получившие распространение на Руси в этот период.

Очевидно, что иконография икон «Лабиринт духовный» явилась результатом некого синтеза этих источников. Мы можем говорить о деталях, местами напрямую заимствованных из гравюр и духовной литературы. Тесная связь с литературными и графическими источниками определила особенности выразительных приемов и стилистику рассмотренных икон о чем, к примеру, говорит размещение мастерами большого количества текстов на поле икон и заимствований некоторых изобразительных элементов из гравюр. Все это является иллюстрацией и символом ярких изменений в художественном языке памятников XVIII в. дидактического направления.



Anastasia I. Dolgova
(St.Petersburg State University, Russia)


On the Origins and Symbolism of the Iconography of “Spiritual Labyrinth”.


This research deals with the iconography “The spiritual labyrinth” presented by the works of the 17th and 18th centuries in the collections of the State Museum of Religion History and New Jerusalem’s monastery. The study sheds new light upon the sources of this iconography declaring the connections between iconography and spiritual literature. Also some pictorial sources were found out — such as the western European engraving of the same period. This clearly demonstrates a new step in the evolution of this iconography in the 17th — 18th cc.



Примечания


1 Смирнова Э. C. Икона Древней Руси. XI–XVII века // История иконописи: Истоки. Традиции. Современность. VI–XX века. М., 2002. С. 155.

2 Сарабьянов В. Д. Иконографическое содержание заказных икон митрополита Макария // Вопросы искусствознания. 1993. № 4. С. 244.

3 Кондаков Н. П. Русская икона. Т. IV. Ч. 2. Прага, 1933. С. 268–298.

4 Подобедова О. И. Московская школа живописи при Иване IV: Работы в Московском Кремле 40-х — 70-х гг. XVI века. М., 1972. С. 21.

5 Byčkov V. Betrachtungen zur Genesis der symbolisch-didaktischen Ikonen in Rußland vom Ende des 15. bis zum 16. Jahrhundert // Die Weisheit baute ihr Haus: Untersuhungen zu Hymnischen und Didaktischen Ikonen / Hgg. K. Ch. Felmy und E. Haustein-Bartsch. München, 1999. S. 11–27.

6 Сарабьянов В. Д. Символико-аллегорические иконы Благовещенского собора и их влияние на искусство XVI века // Благовещенский собор Московского Кремля. Материалы и исследования. М., 1999. С. 164-217.

7 Русское искусство из собрания Государственного музея истории религии (ГМИР). М., 2006; Paratiisi käsitys uskonnollisissa kuvissa // The concept of paradise in Religious Images. Joensoon taidemuseo (Joensuu Art Museum), 8.6 — 27.8.1995. Saint-Petersburg, 1995; Treasures of sacred art of the State Museum of the history of religion of Saint-Petersburg: London, April 22nd — June 30th 1992. Saint-Petersburg, 1992.

8 Псалтирь // Библия: Книги Священного писания Ветхого и Нового завета. М., 1989. С. 544.

9 Там же. С. 545. — В каталогах ГМИРа, приуроченных к проведению выставок, в описании иконы «Лабиринт духовный» ошибочно указано, что текст, помещенный по краям лабиринта, взят из псалма 87 (Treasures of sacred art of the State Museum of the history of religion of Saint-Petersburg: London, April 22nd — June 30th 1992. Saint-Petersburg, 1992. P. 22) и из псалма 37 (Paratiisi käsitys uskonnollisissa kuvissa // The concept of paradise in Religious Images. Joensoon taidemuseo (Joensuu Art Museum), 8.6 — 27.8.1995. Saint-Petersburg, 1995. P. 61).

10 Батюшков Ф. Д. Спор души с телом в памятниках средневековой литературы: Опыт историко-сравнительного исследования. СПб., 1891; Тихонравов Н. С. Памятники отреченной русской литературы. Т. 2. СПб., 1863; Шепелевич Л. Ю. Апокрифическое «Видение Св. Павла». Ч. 1–2. Харьков, 1891–1892.

11 Батюшков Ф. Д. Спор души... С. 25–26.

12 Там же. С. 28.

13 Там же. С. 29.

14 www.chronologia.org/ord_rus/or06.html

15 Ровинский Д. А. Русские народные картинки. СПб., 1881.

16 Ровинский Д. А. Русские народные картинки. Книга III: Притчи и листы духовные. СПб., 1881. С. 144.

17 «Иконология» Чезаре Рипы — первый иконографический словарь аллегорий и символов. Он был широко известен и активно использовался в эпоху барокко. Большинство персонификаций из «Иконологии» были взяты Рипой из современных ему источников.

18 Власов В. Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства. Т. 4. СПб.,

2001. С. 67.

19 Там же.


Источник.
_____________________________________


(*) Комментарий:

Даже при не очень внимательном, но беспристрастном сравнении изображений икон можно обнаружить, что это не совсем так. Да чего там лукавить, совсем не так. На одной иконе изображение лабиринта-путаницы, а на другой – изображение, очень похожее на лабиринт-путаницу. :)

Где какое? Давайте сначала вы, в качестве развлечения, сами попробуете это определить. Ну, а если вдруг возникнут трудности – разберёмся вместе.


Сообщение отредактировал Странник: 09 Апрель 2013 - 22:20
то то не так, то это не эдак

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#2 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 09 Апрель 2013 - 23:33

Ты, часом, не в курсе ли, это самые ранние известные образа? Исходя из исторических событий несложно бывает предположить источник финан... появления сюжета.
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#3 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 10 Апрель 2013 - 05:25

К сожалению пока не в курсе. Серьёзно темой лабиринтов в христианстве практически не занимался. А буду ли активно заниматься в дальнейшем - пока не решил... Это, в т.ч., зависит и от того, как эта тема здесь пойдёт.

Сообщение отредактировал Странник: 10 Апрель 2013 - 10:59

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#4 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2013 - 18:02

В поисках прототипов изображённых на рассматриваемых иконах лабиринтов, ещё раз пролистал имеющиеся под рукой материалы. Таких, чтобы совсем были похожи - пока не обнаружил. Обнаружу - сообщу.

А теперь.

Думаю, что те, кто хотел «поиграться» с «прохождением» духовных лабиринтов, уже сделал это. Поэтому, давайте сравним получившиеся у нас результаты. [На зелёненькие кружочки на рисунках прошу внимание не обращать – это технологические «затычки», сделанные для того, чтобы в графическом редакторе было удобнее пользоваться функцией «заливка».]

Изображение  Изображение

Итак, мы видим, что лабиринт с иконы, находящейся в Государственном музее истории религии (слева), не являет собой единое целое и состоит из нескольких изолированных дорожек. Проходя этот лабиринт из центра, безусловно, можно попасть в верхний мир (по красной дорожке). Однако, каждого из имеющихся в ассортименте грехов, увы, не изведать (некоторые дорожки и «грехи» не имеют связи с центром).  Поэтому, можно считать лабиринт с этой иконы - изображением, внешне очень напоминающим лабиринт-путаницу.

Лабиринт из собрания Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря (справа) – полноценный лабиринт-путаница.Символически двигаясь по жизни по такому лабиринту от рождения (центра) к смерти (пространство вне лабтринта) можно и  в верхний мир попасть (ну, естественно по красной дорожке! :)), и в любой из подстерегающих грехов вляпаться.


Совпадает?


Сообщение отредактировал Странник: 14 Апрель 2013 - 10:18
исправление грамматических ошибок

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#5 grvakh

grvakh

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 941 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2013 - 22:37

Не нравятся мне эти лабиринты, ох, не нравятся.

Например, на 2-м верхний выход не в небесный Иерусалим (как вроде бы логично ), но ... в черные тучи.  Зиккурат, опять же, с исходящей оттуда "смертью" ....  и еще петля - весь жизненный путь внутри "центральной зоны". А теоретический выход - лишь вниз, через (опять-таки!) "смерть". Но даже он "блокирован" кирпичом зиккурата.

Если я ошибаюсь - пусть меня поправят лучше разбирающиеся в символизме и иконографии.

#6 RaLana

RaLana

    Зачастивший

  • Пользователи
  • Pip
  • 43 сообщений

Отправлено 12 Апрель 2013 - 00:09

Просмотр сообщенияgrvakh (11 Апрель 2013 - 22:37) писал:

Не нравятся мне эти лабиринты, ох, не нравятся.

Например, на 2-м верхний выход не в небесный Иерусалим (как вроде бы логично ), но ... в черные тучи.  Зиккурат, опять же, с исходящей оттуда "смертью" ....  и еще петля - весь жизненный путь внутри "центральной зоны". А теоретический выход - лишь вниз, через (опять-таки!) "смерть". Но даже он "блокирован" кирпичом зиккурата.

Если я ошибаюсь - пусть меня поправят лучше разбирающиеся в символизме и иконографии.
Вот и подошли к теме  "Модель слива души в потусторонний мир" По сути любой символизм действует на подсознание.

#7 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 12 Апрель 2013 - 09:41

К сожалению, в иконографии и её символизме тоже не силён. Но и на меня иконы «Лабиринты духовные» производят очень неоднозначное и достаточно тяжёлое впечатление. Может быть так и должно быть?

Насчет того, что и здесь «модель слива», не соглашусь. Здесь скорее что-то типа «модели греховной жизни с возможностью спасения». Короче, сугубо христианский мотив.

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#8 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 10:29

В развитие темы о взаимосвязи лабиринтов и христианства предлагаю для ознакомления (и, если у кого-то вдруг появится желание :), обсуждения) далеко не бесспорную, на мой взгляд, статью М.М. Шахновича «О лабиринтах, или к вопросу о первых христианах на Крайнем Севере».


Введение

Научному изучению лабиринтов Беломорья или «северному лабиринтоведению» уже почти 150 лет. За это время никаких кардинальных находок (кроме картирования новых объектов), позволяющих точно ответить на вопросы их датирования и культурной принадлежности, не говоря уж о функциональном назначении, сделано не было. Все работы по данной проблематике последних двух десятилетий дают, в лучшем случае, перечень гипотез, высказанных ранее на этот счет, с большей или меньшей степенью убедительности, в худшем - предлагают новые версии, также не подкрепленные конкретным археологическим материалом. За сто лет, с тех пор как А. А. Спицин в своей предварительной статье о «северных лабиринтах» схематично, но очень верно расставил основные акценты по данной теме, дело вперед не продвинулось. Нельзя считать большим прорывом то, что к концу ХХ века методом «общественного договора» исследователи в России решили отнести время их существования к II - I тыс. до н. э. В целом, можно говорить о присутствующем в настоящее время научном тупике или упадке «лабиринтоведения».
Один из способов найти верное направление в лабиринте - это вернуться от тупика назад - к началу пути.

«Церковная» и «мегалитическая» гипотезы

Сто лет назад А. А. Спицин в своей работе, при справедливо критикуемой классификации лабиринтов, происходящей исключительно только из-за отсутствия личного знакомства с данного рода объектами и неполноты имеющихся на тот период времени сведений, делает разделение на два основных типа - «лабиринты церковные, то есть изображения их помещаемые на полу церковных зданий» и каменные выкладки на территории Фенноскандии. Время создания церквей с подобными изображениями - XI–ХIV века, однако как элемент иллюстрации религиозных книг они встречаются гораздо ранее - начиная с IX века [Спицин, 1904. С. 101]. Как отмечает исследователь, «церковные лабиринты тождественны с очертаниями лабиринта на о. Готланде». [Спицин, 1904. С. 109]. По Н. Н. Виноградову, к данному типу лабиринтов «круглых и округловатых, с одним входом, одним центром, одним тупиком» относятся и английские мазы из торфа, и лабиринты на реке Поной и на Соловецких островах [Виноградов, 1927. С. 90–91]. Это суждение было доминирующей гипотезой в начале ХХ века: «Лабиринты такого рода, как находящиеся около Поноя, из русских областей до сих пор известны были лишь в Финляндии, где они расположены почти исключительно на островах. Сама форма их заимствована из западных средневековых церквей, в которых такие сложные фигуры помещались на полу и символизировали собою крестный путь Спасителя. Богомольцы доходили по такой фигуре на коленях до центра и возвращались таким же путем обратно» [Памятная книжка Олонецкой губернии, 1913. С. 215].

Прежде всего, наверно, следует понять, когда и кем был отброшен такой очевидный «христианский» статус лабиринтов. Это время можно обозначить очень четко - «с началом профессиональных работ по изучению древностей Соловецких островов» [Мартынов, 2002. С. 8], то есть с деятельностью Н. Н. Виноградова. Хорошо понятно, что бывший «классово перевоспитавшийся» заключенный Соловецкого лагеря особого назначения, вольнонаемный сотрудник ОГПУ в должности ученого секретаря СОК поддержкой «церковно-буржуазных» точек зрения в то время создавал себе запись о «политической неблагонадежности» в личном деле. Это объясняет почему «мегалитическая» гипотеза с 20-х годов ХХ века стала доминирующей в советском «лабиринтоведении», а «церковная» версия полностью забыта, как «несерьезная».

А. Елисеев и Г. Аспелин, вероятно, впервые очень туманно высказались о возможности отнесения лабиринтов к бронзовому веку и их связи с традицией мегалитических сооружений на Восточном побережье Атлантики. Н. Н. Виноградов развил, превалирующую до сих пор, гипотезу «о несомненной тесной внутренней связи и формальном сходстве», «однородности по архитектуре, территориальной непрерывности лабиринтов с дольменами, кромлехами, «лапландскими гробницами» и другими мегалитическими сооружениями Европы [Виноградов, 1927. С. 132–140].

Оправдано ли определять лабиринты и другие сопутствующие им каменные сооружения как мегалитические конструкции, что автоматически соотносит их с конкретным хронологическим периодом и культурной традицией? Если кратко остановиться на доводах Н. Н. Виноградова, то они достаточно умозрительны. По своей морфологии лабиринты никак мегалитами не являются. Единственным «фактическим основанием для формального сходства», по Н. Н. Виноградову, будут два признака: округлая в плане форма и изготовление из каменного материала [Виноградов, 1927. С. 133].

А. Я. Мартынов и А. А. Куратов датировали лабиринты Соловецких островов в широком диапазоне от III тыс. до н. э. до второй половины I тыс. н. э. считая, что они и каменные кучи на Соловецком архипелаге являются составными частями единых археологических объектов - культово-погребальных комплексов - «святилищ» [Мартынов, 2002. С. 234]. Кроме единства в топографическом нахождении, что, в целом, конечно, немаловажно, утверждение об их одновременности все же пока достаточно спорно.

1. Раскопанные на Соловках каменные сложения и культурный слой под ними с кальцинированными костями и кварцевыми отщепами могут быть не связаны между собой.
2. В одном случае на Большом Заяцком острове в разобранной каменной куче присутствуют кости коровы.
3. Сходство комплексов каменных сооружений на Большом Заяцком острове с подобными объектами в Карелии (валунные кучи, оградки), которые относятся к XI–XII векам, и считаются «корельскими» древностями [Шахнович, 2003. С. 114–115].
4. Каменные кучи, включенные в конструкцию лабиринта, с очень большой долей вероятности можно рассматривать как основание для деревянной конструкции или как обозначение сторон света (север-юг) [Виноградов, 1927. С. 105].

Таким образом, сегодня какие-либо определенные археологические данные, свидетельствующие о том, что лабиринты можно датировать бронзовым веком, отсутствуют.

Лабиринт - христианский символ

В начале ХХ века археологов занимала проблема: «церковный лабиринт - символ или просто декоративное изображение, и что было праобразом - «лабиринты» на церковных полах или спиралевидные каменные выкладки. Например, Н. Н. Виноградов считал, что первичными были наземные лабиринты из камня [Виноградов, 1927. С. 112]. Сейчас понятно, что это совершенно не принципиальный вопрос. Возможно, следует подняться выше поиска тождества «вавилонов» через детализированное описание их морфологических признаков, в чем видел залог успеха Н. Н. Виноградов, а рассмотреть их как некоторые естественные разновидности одного символа, одной идеи. И тогда мы видим, что «церковные лабиринты» и объекты из камня «по общему устройству чрезвычайно сходны, близость между ними, действительно, становится очевидной» [Спицин, 1904. С. 111]. Полы церквей, страницы религиозных манускриптов или каменистые морские берега, мозаика, торф, валуны - это только различные способы воспроизведения культовой символики. Там, где ситуация позволяла применять данный символ монументально, она вводилась в качестве элемента храмов, а где стационарных культовых объектов не было, она создавалась на доминирующих участках «лона природы».

В спиралевидном изображении можно видеть проявление символики «западного» христианства, вероятно, его «северного» варианта. В труде А. С. Уварова, подробно описывающем христианскую символику в I–III веках н. э., спиралевидный символ отсутствует, то есть, по-видимому, он нашел приложение несколько позднее [Уваров, 2001]. Раннеирландская Церковь, сформировавшаяся в VI веке, носила своеобразный характер, отличающийся от континентальных римских церковных традиций. Присутствие в «скандинавских» материалах VIII–IX веков предметов англо-саксонского происхождения подтверждает устойчивые связи Британских островов и Фенноскандии [Ениосова, 2002. С. 127–130].

Пожалуй, нереально ответить на более углубленный вопрос: данный символ - условное обозначение какого-то образа, действия или художественное воплощение какой-то идеи или же, например, опознавательный знак для членов определенной социальной группы? Одно несомненно: в каменных спиралевидных выкладках, разбросанных по побережьям северных морей, проявлялась традиция «оставления знака присутствия» через внутреннюю потребность человека обозначить собственную принадлежность к определенному сообществу, в данном случае, объединенному религиозными, социальными или, может быть, родственными связями.

Приведем несколько доводов в пользу гипотезы «лабиринты - раннехристианский символ»:

-  многие лабиринты в Балтийском море (только на территории Финляндии их насчитывется 141 экз.) имеют очень «символичные» размеры. Например, на острове Вир в Финском заливе лабиринт «имеет в диаметре не более 6 футов и сложен из камней 5–8 дюймов толщины» [Спицин, 1904. С. 104], на о. Рогшер - 7,2 х 6,2 м, на о. Улкокрунни - 4 м, в Мустасуо - 7 м и т. д. [Bдcksbacka, 1972, s. 65–69; Maiseman, 2001, s. 40, 126, 245]. То же можно сказать и о лабиринтах Большом Заяцкого острова, диаметр трех из них (№ 11–13 по А. Я. Мартынову) не превышает 5–6 м [Мартынов, 2002. С. 64];
-  материалом для строительства избирались подручные «камни» или дерн, что подчеркивает «символичность» акта их возведения;
- один из лабиринтов Большого Заяцкого острова представляет собой «крестообразную фигуру», вписанную в пять круговых выкладок [Мартынов, 2002. С. 64], хотя в данном случае нельзя исключать и позднюю, «монастырскую» дату его создания. Подобный тип лабиринтов представлен не только этим экземпляром [Шумкин, 1994. С. 47];
- позднее время их возведения может подтвердить и тот факт, что большое количество лабиринтов располагается на достаточно низких морских террасах, что при ощутимом во времени гляциоизостатическом поднятии Балтийского щита - очень важный показатель. Например, из почти 160 лабиринтов Северной Швеции сто построены на высоте до 10 м над уровнем моря, то есть не могут быть датированы старше раннего средневековья [Kraft, 1977, p. 79–80]. Тоже отмечается и для объектов на морском побережье Финнмаркена [Cергард, 2003. С. 119];
- в христианских приходах Скандинавии в раннем средневековье символ лабиринта был включен в религиозную обрядность на самом высшем уровне, то есть занимал одно из центральных мест в католических соборах, хотя А. А. Спицин и предполагает, что это - просто «удобное в декоративном отношении элемент» дизайна пола [Спицин, 1904. С. 102–104];

Древнее название лабиринтов в России - «вавилоны», что часто отмечалось, также несет религиозно окрашенную ассоциативно-смысловую нагрузку, как и местные названия их в Финляндии: «Ограда монахинь, Игра св. Петра, Гибель Иерусалима, Ниневия, Иерихон, Каменная ограда, Лиссабон» [Спицин, 1904. С. 104].

Устойчиво сохраняется мнение, что «на территорию распространения лабиринтов христианство проникло уже в довольно поздние исторические времена, а на Крайний Север, в Поморье, и совсем поздно» [Виноградов, 1927, с. 124]. Побережья северных морей, а тем более акватория Балтики были достаточно хорошо освоены и часто посещаемы в раннесредневековое время. Случаи прибытия норманнских флотилий в приполярные широты нельзя ограничивать, только редкими эпизодами, почерпнутыми из дошедших до нас скандинавских саг. Возводились и использовались лабиринты в теплое время года и по берегам удобных морских бухт, что косвенно может свидетельствовать в пользу связи их с каботажным мореходством. Наверно, единственный случай расположения лабиринта не в непосредственной близости от морского побережья - у реки в местечке Мустасуо в Южной Финляндии [Maiseman, 2001, s. 126].

Древние памятники раннего средневековья в Беломорье нельзя априори считать следами жизнедеятельности только «лопарского» народа. Вполне реально, в этом регионе могут присутствовать пласты древностей, связанные с пребыванием (кратким или продолжительным) норманнов, корелы, веси, славян. По историческим источникам и этнографическим данным, включения лабиринтов в саамскую или северорусскую мифологию не произошло. Еще в XVI веке они или имели какое-то опосредованное объяснение, или просто не воспринимались аборигенами (саамами и русскими) как важный в культовом плане объект, и, как пишет А. В. Елисеев, «разбирались досужими рыбаками, а так же лопарями». Это как раз может говорить об инородности для саамского населения данных объектов. Наверно, поэтому, находясь в непосредственном контакте с центрами жизнедеятельности православных общин и будучи хорошо известными христианским миссионерам, они не ощущались, как составная часть «бесовских» - языческих культов.

Заключение

На этом этапе исследования, вероятно, следует вернуться к заключению, сделанному российскими археологами Н. П. Кондаковым и А. Я. Смирновым в 1900 году после доклада А. А. Спицина о северных лабиринтах о том, что они «должны быть поставлены в связь с средневековыми церковными лабиринтами».

На наш взгляд, данный вид памятников является символикой, пришедшей на Крайний Север с носителями наиболее консервативной, «северной» вариации «латинского» христианства в раннем средневековье.

Литература

Виноградов Н. Н. Соловецкие лабиринты. Их происхождение и место в ряду однородных доисторических памятников // Материалы Соловецкого Общества Краеведения. Соловки. - 1927. - Вып. IV.
Елисеев А. В. По белу-свету: Очерки и картины из путешествий по трем частям старого света. - СПб., 1904. - Т. II.
Ениосова Н. В. Украшения анголо-саксонского и ирландского происхождения на территории Древней Руси // Ладога и Северная Евразия от Байкала до Ла-Манша. - СПб., 2002. - С. 127–130.
Мартынов А. Я. Археологические памятники Соловецкого архипелага. - Архангельск, 2002.
Памятная книжка Архангельской губернии на 1913 год. - Архангельск, 1913.
Сергард О. Лабиринты Севера // Природное и историко-культурное наследие Северной Фенноскандии. - Петрозаводск, 2003. - С. 117–119.
Спицин А. А. Северные лабиринты // Известия Императорской археологической комиссии. - Вып. 6. - СПб., 1904. - С. 101–112.
Уваров А. С. Христианская символика. - М., 2001.
Шахнович М. М. К вопросу о валунных насыпях на островах в Белом море // Природное и культурное наследие Северной Фенноскандии. - Петрозаводск, 2003. - С. 111–116.
Шумкин В. Я. Каменные лабиринты Европы: Опыт постановки проблемы // Духовная культура: проблемы и тенденции развития. - Сыктывкар, 1994. - С. 47–49.
Bдcksbacka Ch. Stenlabyrinter i Finland // Finskt Museum. - 1972. - S. 64–73.
Kraft J. Labyrint och ryttarlek // Fornvannen. - 1977. - № 72. - S. 61–80.
Maiseman Muisti. - Helsinki. 2001.
М. М.О лабиринтах, или к вопросу о первых христианах на Крайнем Севере  // Русская культура нового столетия: Проблемы изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия / Гл. ред. Г. В. Судаков. Сост. С. А. Тихомиров. - Вологда: Книжное наследие, 2007. - С. 104-109.

Источник.


Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#9 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 13:18

М-да... мне это напомнило нечто в духе "этот предмет длинный, следовательно - пенис". Какой-то я тупой, что ли?
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#10 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 15:28

Какую-то уж больно тяжёлую реакцию вызвали у тебя писания господина М.М. Шахновича…

На мой взгляд, нарушение в статье логики и односторонняя интерпретация имеющихся данных об истории лабиринтов – это достаточно распространённое ныне явление. Причём, далеко не только в рамках какой либо конкретной религии, верования, течения и т.п. И далеко не только в отношении лабиринтов… Какое-то уродливо-причудливое сочетание «все средства хороши + верую потому, что абсурдно + т. п.» начинает в наше время всё больше и больше преобладать над принципами научности, над здравым смыслом и совестью.

Собственно, хотелось инициировать (если честно, то даже без особой надежды на то, что это получится) очередной разговор примерно в указанном направлении… Зачем, если такие попытки уже были? Не знаю, право… Какой-то я тупой, что ли? :) :) :)
Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#11 Ладомир

Ладомир

    Дошёл до ручки...

  • группа товарищей
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 558 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 17:42

Где-то я наверное не дочитал, но где это самое "указанное направление разговора"?
Я правильно понимаю - внутри лабиринта зеленым отмечены точки бифуркации?

Сообщение отредактировал Ладомир: 23 Апрель 2013 - 17:46


#12 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 17:46

Просмотр сообщенияСтранник (23 Апрель 2013 - 15:28) писал:

На мой взгляд, нарушение в статье логики и односторонняя интерпретация имеющихся данных об истории лабиринтов – это достаточно распространённое ныне явление. Причём, далеко не только в рамках какой либо конкретной религии, верования, течения и т.п. И далеко не только в отношении лабиринтов… Какое-то уродливо-причудливое сочетание «все средства хороши + верую потому, что абсурдно + т. п.» начинает в наше время всё больше и больше преобладать над принципами научности, над здравым смыслом и совестью.
Ладомир, мне удалось ответить на Ваш вопрос?

Сообщение отредактировал Странник: 23 Апрель 2013 - 17:48

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#13 Ладомир

Ладомир

    Дошёл до ручки...

  • группа товарищей
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 558 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 19:27

Просмотр сообщенияСтранник (23 Апрель 2013 - 17:46) писал:

Ладомир, мне удалось ответить на Ваш вопрос?
Почти. Все же, об чем конкретно начинаем разговор  - о  приведенной здесь статье  М.М. Шахновича, или о том, что в наше время мракобесие преобладает над наукой и здравым смыслом? Бо анализировать на предмет алогичностей, нестыковок и прочего каждый конкретный "перл" уже давно неохота...

Сообщение отредактировал Ладомир: 23 Апрель 2013 - 19:27


#14 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 22:39

Скажу, как на духу. Лично я буду рад любой серьёзной поддержке разговора. Бо, устал уже пытаться раскачать практически нераскачиваемое. Откровенно поверхностные реплики - не в счёт! Оцените, сколько просмотров и сколько ответов!  Вроде интересуются, но упорно молчат... И не только в ветке про лабиринты, а практически во всех темах! :80971d04404c:

Однако-сь я о своём. Повторюсь. Если продолжите эту ли тему/другую ли про лабиринты - буду очень рад и постараюсь в меру своих скромных сил и способностей поддержать и развить интересующее вас направление. В рамках предписанной правилами форума научности - в открытой части. Остальное, если так сложится, допустим, в личке.  :026:

Прошу прощения за вырвавшийся стон души!
Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#15 Ладомир

Ладомир

    Дошёл до ручки...

  • группа товарищей
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 558 сообщений

Отправлено 24 Апрель 2013 - 08:52

Пока могу сказать только одно - икона "Лабиринт духовный" ни что иное как реклама. Хорошо продуманная, ненавязчивая реклама))) При взгляде на нее прихожанину становится ясно, что добраться до царствия небесного через такой лабиринт весьма проблематично... без проводника, который укажет, где и куда нужно "сворачивать"...

#16 Якобы valcan555_*

Якобы valcan555_*
  • Гости

Отправлено 24 Апрель 2013 - 20:28

Просмотр сообщенияЛадомир (24 Апрель 2013 - 08:52) писал:

добраться до царствия небесного через такой лабиринт весьма проблематично... без проводника, который укажет, где и куда нужно "сворачивать"...
Вот это есть хорошо сказано.

#17 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 24 Апрель 2013 - 21:33

А проводник - он всегда рядом и наготове? :)

Странник, я не могу ничего толкового сказать по существу темы - не хватает знаний, хотя бы в части религиоведения. Потому что для серьёзного её обсуждения одних ощущений и догадок мало. Различие же в изображении самих лабиринтов на этих двух иконах может быть случайностью - просто потому что канона ещё не было, а может быть обусловлено различием заложенных в изображение идей. И неплохо бы выяснить, существует ли или существовал ли какой-то иконописный канон, согласно которому следовало бы изображать лабиринты. На другие, не иконописные изображения лабиринтов в христианстве этот вопрос тоже распространяется.

#18 Якобы valcan555_*

Якобы valcan555_*
  • Гости

Отправлено 25 Апрель 2013 - 00:07

Просмотр сообщенияТатьяна Ф. (24 Апрель 2013 - 21:33) писал:

А проводник - он всегда рядом и наготове? :)
Не знаю. Но пока ещё никогда не подводил. Тьфу-тьфу-тьфу.
Я его, правда, слушаю не всегда - очень трудно контролировать эмоции.
Даже когда кажется, что не так, после недолгого раздумья понимаю, что это было самое лучшее решение. (как-то непонятно рассказал, да?).

#19 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 25 Апрель 2013 - 03:25

Почему-то мне кажется, Вал, что Вы и Ладомир имели в виду совершенно разных проводников :tss:
Но речь-то в данной теме немного о другом, верно? Давайте всё же придерживаться основного контекста темы.

#20 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 224 сообщений

Отправлено 25 Апрель 2013 - 05:40

Просмотр сообщенияТатьяна Ф. (24 Апрель 2013 - 21:33) писал:

И неплохо бы выяснить, существует ли или существовал ли какой-то иконописный канон, согласно которому следовало бы изображать лабиринты. На другие, не иконописные изображения лабиринтов в христианстве этот вопрос тоже распространяется.
Хорошие вопросы. По поводу соотв. иконописного канона, на настоящий момент доп. материалов вообще не имею.  Про не иконописный -  если и есть, то ну очень скудненький материал. Но в этом направлении, по крайней мере, понятно с какого гонца можно ниточку попытаться распутывать. Если что-нибудь путное попадётся - обязательно поделюсь.

Сообщение отредактировал Странник: 25 Апрель 2013 - 05:48

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#21 RaLana

RaLana

    Зачастивший

  • Пользователи
  • Pip
  • 43 сообщений

Отправлено 25 Апрель 2013 - 08:36

Лабиринт на полу церкви (Франция).
Изображение

#22 RaLana

RaLana

    Зачастивший

  • Пользователи
  • Pip
  • 43 сообщений

Отправлено 25 Апрель 2013 - 08:41

Собор в Шартре.  Еше...
Изображение
и еще...
Изображение

#23 Ладомир

Ладомир

    Дошёл до ручки...

  • группа товарищей
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 558 сообщений

Отправлено 25 Апрель 2013 - 09:11

Прям из Хроник Амбера...

#24 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 01 Май 2013 - 16:43

Так ведь и мотивы "Хроник", надо полагать, не из пальца высосаны. Поэтому серьёзных крупных фантастов читаю я очень внимательно... )

А искусственная система водных жил, паутина этакая под Шартром тоже чего-то, да стоит, наверное... Снизу - паутина разветвлений и пересечений водных потоков, сверху - лабиринт...