Перейти к содержимому

ПРАВИЛА ФОРУМА «ЭКОЛОГИЯ НЕПОЗНАННОГО». ЧИТАТЬ!

Датировка как основной вопрос в проблематике лабиринтов Русского Севера. Материал Вячеслав Мизина.

датировка археология история лабиринт север аномалия аэн №4 2012

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 20

#1 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 11 Ноябрь 2012 - 21:56

Предлагаю обсудить тезиса этого материла, опубликованного в "Аномалии" №4 за 2012.

По поводу вот этого тезиса:

Цитата

1. ПРИВЯЗКА ЛАБИРИНТОВ К АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ПАМЯТНИКАМ
Известен лишь один случай древних находок (скребок, фрагмент керамики (или кусок глины? - по разным источникам [13,18]), мелкие кальцинированные косточки) на костревище в центре лабиринта. Однако единичность такой находки и  условность её трактовки не позволяют назвать лабиринты древними погребальными сооружениями и скорее указывают на случайное сочетание факторов. Например, лабиринт мог быть выложен на месте древнего могильника, стоянки или из валунов каменной кучи, а попавшиеся древние предметы и кости были сожжены в центре его. Главный археологический тезис, принимаемый по умолчанию, состоит в том, что при отсутствие находок в самих лабиринтах, единственный, принятый как основной, метод датировки каменных лабиринтов - датировать их по соседствующим с ними в некоторых случаях каменным кучам, стоянкам и т.п.[3,13]. При этом обычно упускается из вида условность этого подхода, т.к. например, каменные кучи есть далеко не у всех лабиринтов, и два этих типа сооружений, даже располагаясь рядом, далеко не всегда могут указывать на одновременное их происхождение. Можно, например, предположить, что лабиринты могли возводить у куч из сугубо утилитарных соображений - кучи представляют собой удобно собранный строительный материал для лабиринтов. В качестве примера неэффективности использования археологической привязки лабиринтов по ближайшим объектам можно привести Кандалакшский лабиринт, который по ближайшему поселению культуры асбестовой керамики датирован 2-1 тыс. до н.э.[17], а по времени образования береговой террасы, на которой стоит - не ранее начала 2 тыс.н.э. [4]. Очевидно, что геологический фактор в данном случае будет весомей, а погрешность археологического подхода составляет 2-3тыс. лет.
Вывод: близкое расположение древних могильников и лабиринтов отнюдь не гарантирует их одновременной постройки, логические взаимосвязи между ними могут быть другими или отсутствовать вовсе.


Привожу выдержку из работы А.Я. Мартынова

Цитата

Проблемы датировки и культурной принадлежности «культово-погребальных» памятников Соловецкого архипелага тесно взаимосвязаны и не могут обсуждаться без учета этой взаимосвязи. Все высказанные по этому поводу гипотезы в той или иной степени не удовлетворительны, прежде всего, из-за неопределенности конечных временных и культурных определений («датируются II−I тыс. до н. э.», «принадлежат к кругу циркумполярных культур», «относятся к эпохе бронзы», «сооружены в Средние века»). Подобные заключения отчасти приемлемы, пока мы рассуждаем о каменных лабиринтах Северной Европы в целом, но вызывают критику, если речь идет о проблемах конкретных локальных культурных комплексов, подобных «святилищам» Соловецкого архипелага. На наш взгляд, методологически правильной будет следующая постановка данных проблем. Когда началось сооружение лабиринтов и формирование соловецких «святилищ» и когда практика их строительства была прекращена? В какое время прекратилось их первоначальное (древнее) функционирование? Какой конкретно территориально обособленной культурной группе Беломорья они принадлежали? Все ли лабиринты архипелага можно относить к числу первобытных, или они строились в разные эпохи?
Исследования двух последних десятилетий позволяют сформулировать гипотезу о «прибеломорском» происхождении создателей первобытных соловецких «святилищ». Наиболее ранние из обнаруженных поблизости от них стоянки Капорская и Колгуевская-1 располагаются на 8-метровых песчаных террасах. Их характеризуют керамика с гребенчатой орнаментацией, а также каменный инвентарь, в котором преобладают кремневые изделия характерных для Южного Беломорья типов. Данные памятники датируются в рамках второй по-ловины II−I тыс. до н. э. и, скорее всего, были связаны со стоянками Онежского полуострова этого времени. Топография, керамика и инвентарь поселений Соловецкая-1, 2 и Андреевская пустынь позволяют с большей степенью вероятности связывать их происхождение с населением Позднебеломорской культуры раннего железа с западного побережья Белого моря.
В определившейся цепочке «материковые стоянки» – «островные стоянки» – «святилища» звеном, требующим обоснования, является взаимосвязь некоторых из островных стоянок и «святилищ». Работы А. А. Куратова и наши многолетние раскопки дают возможность привести ряд аргументов в пользу существования такой связи. Прежде всего, это территориальная близость стоянок и «культово-погребальных памятников», а также их топография. Максимальное расстояние между ними составляет 0,4 км (1), минимальное – 150 м.
Часть лабиринтов и груд располагается на высоте 8−14 м над уровнем моря, что соответствует высотным отметкам стоянок. Во-вторых, на это, возможно, указывают аналоги в инвентаре поселений и насыпей. В коллекциях находок из «курганов», раскопанных на 8−15 метровых площадках Б. Заяцкого острова, преобладают кварцевые предметы; инвентарь под насыпями на м. Лабиринтов состоит из кварцевых, сланцевых и кремневых отщепов и скребков. Инвентарь Муксалмы-1, Колгуевской-1 и Капорской изготовлен преимущественно из кремня, а также из сланца, кварца и песчаника, и это обстоятельство допускает указанную культурно-временную связь. Закономерным (естественным) при наличии такой связи представляется присутствие в инвентаре Муксалмы-1 ритуального топора, в коллекциях Капорской и Колгуевской-1 – кремневых фигурок промысловых животных, а также находка кремневой скульптурки тюленя в каменной насыпи поблизости от лабиринтов на М. Заяцком острове.
Таким образом, анализ всего имеющегося в распоряжении исследователей археологического материала подводит нас к предположению о том, что комплексы соловецких «культово-погребальных» памятников начали создаваться во второй половине II–I тыс. до н. э. с появления на о. Анзер стоянок Капорская и Колгуевская-1 и, видимо, первых каменных лабиринтов и насыпей.
Древнейший период строительства и «функционирования» островных «святилищ» закончился, по-видимому, в первой половине I тыс. н. э. Возможно, это связано с исчезновением стоянок раннего железа позднебело-морской культурной группы в низовьях рек Кемь и Выг (Косменко, 1991, с. 212−213).
Все прочие лабиринты, располагающиеся на террасах высотой от 3 до 5 м и не связанные с каменными насыпями, могли быть выложены не ранее эпохи Средневековья.

прим 1 Исключение составляют стоянка Муксалма-1 и святилище на м. Лабиринтов Анзерского острова, но они располагаются прямо  напротив друг друга в пределах видимости.
Цитируется по А.Я. Мартынов "Острова Белого моря: от мезолита до Средневековья (о древнем освоении беломорских островов по археологическим данным)". стр. 23-24 "Арктика и Север" № 5 2012.

Итак, Александр Яковлевич, рассматривая вопрос когда и кем могли быть построены лабиринты, ставит вопрос таким образом: какой самый ранний период когда могли появится такие сооружения? То есть самый предел "давности", исходя из данных археологических исследований. Поскольку многие авторы (Куратов, Гурина) справедливо (на мой взгляд) делают "привязку" к находившимся рядом стоянкам древних людей (а кто ещё будет соб-но лабиринты там ещё создавать?), мы получаем начало временного отрезка, когда часть их могли соорудить. Аргументами в пользу такого подхода, Мартынов счтает находки из кремния и кварца, найденными на местах стоянок и каменными насыпями рядом с лабиринтами (так называемое "святилище" на мысе Лабиринтов - два каменных лабиринтов и 36 насыпей, см. стр. 19 статьи Мартынова).
Однако, В. Мизин справедливо ставит вопрос: все ли лабиринты могли быть созданы в это время, когда часть суши, на которой они сейчас находятся, ещё была затоплена (его данные из работы Гуриной). В работе Александра Яковлевича мы найдём утверждение, что "все прочие лабиринты, располагающиеся на террасах высотой от 3 до 5 м и не связанные с каменными насыпями, могли быть выложены не ранее эпохи Средневековья". Из этого мы можем сделать вывод, что "нижней границей" временного отрезка, когда создавались лабиринты мы условно считаем средние века. А, учитывая, что за последнее время, с ростом интереса к этим загадочным каменным сооружениям, там появились и лабиринты-новоделы, "нижний порог" отодвигается до настоящего времени.

Сообщение отредактировал Админ: 15 Июль 2013 - 15:23

"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#2 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 12 Ноябрь 2012 - 09:36

Просмотр сообщенияВячеслав (11 Ноябрь 2012 - 21:56) писал:

Предлагаю обсудить тезисы этого материла, опубликованного в "Аномалии" № 4 за 2012.

То ли случайное совпадение, то ли не очень… Однако, получил сегодня два письма от Вячеслава Мизина следующего содержания (публикуются с любезного разрешения автора):

Письмо 1.

Здравствуйте,
Предлагаю Вашему вниманию небольшое исследование, касающееся каменных лабиринтов Русского Севера. В отличие от многих работ по данной теме, посвященных поиску ответа на вопрос о назначении лабиринтов, в своем небольшом исследовании я предлагаю новый алгоритм комплексного решения проблемы датировки лабиринтов, исходя из которого можно определить их авторство и в перспективе – назначение:

http://perpettum.nar..._labyrinth1.htm

Буду рад отзывам, критике и замечаниям по существу предлагаемого подхода к датировке.

С уважением,
Вячеслав Мизин.
(д.ч.РГО, Санкт Петербург)

Письмо 2.

День добрый!
В порядке дискуссии раскрыл тему на примерах и чуть подробнее:

Об условности археологической датировки лабиринтов по близлежащим объектам.

В своей статье я раскрыл эту тему, но видимо не совсем подробно, поэтому детализирую.
Принципиальное отличие моего мнения от мнения А.Я.Мартынова состоит в том, что по моей методике не выходит, что лабиринты строили на протяжении тысячелетий и вероятней соседство каменных куч и лабиринтов никак не указывает на одновременное их возведение.
Поясню подробнее:
  • Здесь http://perpettum.nar..._labyrinth2.htm я рассматриваю наиболее вероятный пример того, что лабиринт мог быть создан из каменной кучи, а не куча пристроена к лабиринту. Вывод сделан на основании анализа представленной схемы и описания.

  • Насчет стоянок – если предположить, что строили лабиринты поморы, то вопрос «где жили создатели» отпадает – жили в поселках, плавали по всему Беломорью без проблем. Все лабиринты стоят вблизи поселений поморов (Поной, Варзин, Умба, Кандалакша, Кемь, Харловка, Кола и пр.)

  • Археологический метод может быть убедительным по отношению к лабиринтам, только если будут сделаны датированные находки, вписанные в структуру лабиринта, но пока таких находок несмотря на все усилия, сделано не было.

  • Если допустить возведение лабиринтов на протяжении тысячелетий, то надо объяснять почему за тысячелетия совсем не изменилась конструкция (пример Олешин-Кр.луда)? почему поморы заимствовали эту традицию у «дикой лопи», на которую смотрели сверху вниз? Почему заимствовали именно это, а не что-то другое? Где примеры того, что поморы вообще что-то заимствовали у дикарей в плане суеверий и традиций?

  • В чем актуальность лабиринта на протяжении тысячелетий для столь разных народов разных непримиримых религий и мировоззрений?

  • Предположение о том, что лабиринты заносились разными волнами миграций тоже не очень убедительно – так как оно основано на допущениях - кем именно? почему снова без изменений?

  • То что располагающиеся в пределах одного комплекса каменные конструкции могут быть разновременными хорошо известно на примере Ольховки, где есть древние каменные кучи и каменные кучи и валы, насыпанные финскими крестьянами, которые освобождали поля от древних куч, ссыпая их по краям полей. Это факт – почти одинаковые каменные конструкции, а между ними почти 1000лет (!)

  • Еще более убедительный пример:

Изображение


Этот каменный лабиринт выложен кем-то то ли этой весной то ли прошлым летом на плато сейдов острова Немецкий Кузов, для его сооружения были сняты «шапки» с сейдов. Через 50-100 лет он зарастет ягодниками и мхами. Имеем: каменный лабиринт, расположенный на высоте около 100м от уровня моря, расположенный среди сейдов, рядом есть стоянка времен мезолита? Вопрос на засыпку: если представить, что мы живем в неинформационную эпоху, то каким временем, скорее всего датируют этот лабиринт гипотетические археологи 22 века?

Однозначно он будет признан древнейшим на Беломорье!


ИТОГО: При отсутствии находок в лабиринтах, их одновременность возведения с каменными кучами не является доказанным фактом, т.к. содержит много противоречий и допущений.


С уважением,
Вячеслав Мизин.
(д.ч.РГО, Санкт Петербург)


Сообщение отредактировал Странник: 12 Ноябрь 2012 - 09:53

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#3 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 12 Ноябрь 2012 - 10:47

Цитата

То ли случайное совпадение, то ли не очень…

Это давно хотели сделать, даже начали в другой теме.
"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#4 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 12 Ноябрь 2012 - 11:31

Хотеть хотели, но разрешения автора на опубликование окончателтной версии его материала не имели.

Кстати, в опубликованной автором версии его материал, имхо, есть любопытные доп. ссылочки.
Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#5 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 12 Ноябрь 2012 - 22:27

По крайней мере, без откровенных ачиптяко. :)
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)

#6 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 08 Июль 2013 - 20:16

Продолжение разговора:

Закат традиции каменных лабиринтов Беломорья


(2-я часть исследования)

Гипотеза, основанная на некоторых фактах и некоторых допущениях,

перед прочтением рекомендуется ознакомиться с первой частью - «Размышлениями о каменных лабиринтах Русского Севера»


сокращенная интернет-версия, текст  © Вячеслав Мизин, д.ч. РГО (Санкт Петербург, 2012-13)



«Затем математическими расчётами ключа к лабиринту

подтвердила, что лабиринты – это универсальная, подвижная

геокосмическая карта, календарь, часы, тренажёр и тест

на способность ориентации во времени и пространстве»

(Л.И. Ефимова)


«Вряд ли можно сомневаться, что поморское название

каменного лабиринта  - "вавилон" - является всего только

слегка искаженным кельтским термином»

(А.Л. Никитин)


«Саамы считали, что лабиринты строили в честь сейдов»

(Ю.В.Титов)



Abstract.  Under the proposed by the author "Pomorian version" of origin of stone labyrinths in the White and Barents Sea are regarded such aspects: the possible location of stone labyrinths tradition in medieval Pomorian culture (Northern Russia), the possible cause of the diversity of stone labyrinths schemes, and causes of the disappearance of the tradition of stone labyrinths constructing and replacement it with another well-known Pomorian tradition.


Прежде чем приступать к рассмотрению возможной роли каменных лабиринтов в контексте средневековой поморской культуры, необходимо сказать несколько слов о недостатках множества ранее выдвигаемых разными авторами версий о назначении каменных лабиринтов Русского Севера. Это вполне уместно, поскольку в 2000-х гг. в России начался настоящий "лабиринтный бум" – количество публикаций и взаимоисключающих предположений о назначении лабиринтов уже исчисляются десятками. Основной ошибкой многих исследователей можно назвать стремление сходу объяснить назначение лабиринта, не рассмотрев его в совокупности известных фактов, т.е. часто просто в отрыве от всего – от местного контекста, сопутствующих ему природных и исторических реалий и пр. Основной «методикой» часто является подход – «если лабиринт на что-то похож, значит, он это и есть или как-то с этим связан» (солнечные часы [1], календарь [2], антенна [3], змеи [4], ловушка для рыб [5] и т.д., в другой плоскости проблемы в ход идут лингвофрические идеи о взаимосвязи поморского названия лабиринта, "вавилон", с кельтским "Авалон"). Таким образом, в большинстве случаев, соотнесение часто проводится между неравнозначными объектами и идеями – по сути, каменный лабиринт "читается", как пятна Роршаха, т.е. каждый видит в нем что-то свое, не более. К данному подходу вполне уместно процитировать замечание, сделанное А.Скляровым в одной из своих работ: "Мы здесь имеем дело с прямым переносом субъективных установок исследователя на трактовку исследуемых феноменов".
При этом по умолчанию, зачастую без каких-либо доказательств и серьезного рассмотрения, признается большая древность каменных лабиринтов Севера, и упускаются из вида работы, датирующие лабиринты средневековьем (например, [7, 21, 22, 27]).  Можно назвать ошибочным стремление все непонятное по умолчанию объяснять глубокой древностью. С другой стороны, в попытке найти ответ на вопрос о назначении каменных лабиринтов Русского Севера, они часто рассматриваются в отрыве от местного контекста, и, основываясь исключительно на внешнем сходстве, соотносятся с аналогичными конструкциями и символами в Америке, Индии, Австралии и т.п., т.е. с проявлениями никак между собой не связанных культур и эпох. Предполагаемые строители лабиринтов при этом, в лучшем случае, рассматриваются как некая абстрактная категория. Этот подход напоминает попытку разгадать загадку египетских пирамид, сравнивая их, в отрыве от местного контекста, с мексиканскими, китайскими и пр., или попытку найти общее в религиозной символике креста в христианстве, древнеегипетской религии и верованиях майя. Стремление увидеть в каменных лабиринтах Беломорья "утраченные знания древних", "святилища-обсерватории" или "таинственные энергии" вполне объяснимо, поскольку современным людям свойственна тяга к чудесам и усложнению непонятного, но здесь следует отметить важный момент – наиболее близким к истине может считаться предположение, которое сможет непротиворечиво и без умножения сущностей без необходимости объяснить наибольшее количество имеющихся фактов. При этом не следует забывать, что чем сложнее вопрос, тем проще может оказаться ответ на него.    
Изначальная методологическая порочность вышеуказанных подходов приводила к тому, что гипотезы становились не результатом анализа совокупности имеющихся фактов, а результатом проекции заранее выбранной аналогии (концепции) и подгонки под нее отдельных фактов из общего контекста, либо произвольного соотнесения лабиринтов и ближних памятников археологии (стоянок, могильников). К этому следует добавить, что мало кто из современных русских исследователей лабиринтов, за исключением, пожалуй, археолога А.Я.Мартынова, пытался критически рассматривать собственные версии. По мнению автора, каждое подобное беломорскому каменному лабиринту явление следует рассматривать в первую очередь в контексте местной специфики – культуры и эпохи (следовательно, основная первоочередная задача - это их выявление), а первичное сравнение наиболее уместно с ближайшими аналогами (в случае с беломорскими лабиринтами это будут балтийские лабиринты). Также представляется неверным автоматически, без рассмотрения местной специфики, переносить на лабиринты Русского Севера некоторые общие вероятные архетипические представления о лабиринтах (напр. по работам [25, 26]). Упор именно на местный контекст оправдан тем, что каменные лабиринты Русского Севера образуют изолированный ареал, имеющий свои отличия и специфику. Хотя справедливости ради стоит отметить, что серьезные исследования каменных лабиринтов Северной Европы начались лишь в 1980-х гг. и, вероятно, многое еще впереди.

Понимая, что пытаться дать сразу готовый ответ на столь сложный вопрос будет слишком самонадеянно, ниже автор ограничивается лишь рассмотрением возможной роли каменных лабиринтов в рамках ранее озвученной концепции о соотнесении традиции каменных лабиринтов Беломорья со средневековой поморской культурой. Т.о. данная небольшая заметка не является очередной «гипотезой о назначении лабиринтов», а скорее является попыткой, для начала, уточнить возможное место традиции каменных лабиринтов в контексте средневековой поморской культуры, некоторые предположительно связанные с этой традицией нюансы и причины её последующего исчезновения. За основные точки отсчета при рассмотрении этого вопроса принимаются следующие допущения:

1. По совокупности многих фактов и проведенных автором сопоставлений, наиболее вероятной и непротиворечивой эпохой возведения каменных лабиринтов Русского Севера является средневековье (обоснование: http://perpettum.nar..._labyrinth1.htm) [6].

2. Наиболее вероятным культурным и религиозным контекстом каменных лабиринтов является христианство. Подробное и достаточно убедительное (за исключением датировки ранним средневековьем) обоснование этого показано в работах археолога М.Шахновича (например: http://marksuk.narod.ru/papers/labirint.doc ) [7].


По результатам проведенного автором анализа имеющихся фактов, традиция возведения каменных лабиринтов на Русском Севере не является автохтонной и, скорее всего, была заимствована поморами из Швеции и привнесена в Беломорье по речным путям из Ботнического залива примерно в XIV веке, т.е. в домонастырский период. Также можно предположить, что в XVIII–XIX веках эта традиция уже угасала или, как минимум, не была массово используемой. Если учесть, что широкое распространение и обилие лабиринтов указывает на актуальность этой традиции для приморского населения, то логично рассмотреть и возможные обстоятельства, по которым эта традиция могла уйти в прошлое. Смена населения, образа жизни и религии здесь исключены – в рассматриваемый период никаких существенных изменений в этом плане не произошло. Поскольку мифология является той частью человеческой природы, которая «не терпит пустоты», то в  большинстве случаев, когда какое-либо культурное явление прерывается, возникает фольклор, объясняющий на доступном уровне произошедшее (чудь «уходит под землю», древние камни становятся «окаменевшими людьми», а курганы «шведскими могилами» и т.д.), чего в случае лабиринтов не произошло. Следовательно, можно предположить, что место и роль лабиринтов не остались пустыми (забытыми) – традиция возведения каменных лабиринтов плавно «перешла» (объединилась?) в некую другую традицию, т.е. устарела и уступила более прогрессивной, простой и понятной тенденции, занявшей её нишу. Или если рассмотреть этот нюанс с другой точки зрения и сформулировать точнее, актуальная традиция осталась, но изменилась её реализация на местах и соотносимые с ней объекты. Именно замещением можно объяснить минимум сохранившихся упоминаний о лабиринтах в письменных источниках.
Тогда возникает следующий вопрос, есть ли какая-либо похожая поморская традиция, известная в XVIII–XX вв, которая могла бы занимать ту же нишу и массово вытеснить традицию возведения каменных лабиринтов ввиду большей простоты и универсальности?

Основными критериями поиска здесь будут:

1. Распространение, привязанное к берегу моря

2. Привязка к христианству

3. Исходя из разных мест расположения (поселки, острова, места промысла и т.д.) и различных схем – возможная многофункциональность


В качестве рабочей гипотезы можно предположить, что традиция возведения каменных лабиринтов у поморов могла быть со временем, в той или иной степени, вытеснена традицией возведения крестов – обетных, промысловых, памятных, навигационных и прочих, возводившихся на берегах [8]. Несмотря на то, что между поморским крестом и каменным лабиринтом, как объектами, внешне нет практически ничего общего, если сопоставить их не как объекты, а как определенные принципы или функции, то можно отметить некоторые общие черты:
  • Распространение. Поморские кресты, также как и каменные лабиринты, были распространены и актуальны на побережье, в рамках освоенных поморами территорий, в местах поселений, промысла и прочих важных точках. В ряде случаев – в местах, обладающих общими чертами и значением. С другой стороны, кресты распространены гораздо шире, т.е. более универсальны в географическом плане. В плане высоты расположения, возможное соотнесение логики мест возведения поморских крестов и каменных лабиринтов дает вполне логичное и простое объяснение каменным лабиринтам, располагающимся как у воды, так и на прибрежных высотках, на мысах и в устьях рек. Следует заметить, что сходство в расположении каменных лабиринтов и поморских крестов ранее уже отмечалось исследователями [27]. Причем это сходство распространяется на обе условные группы каменных лабиринтов – "береговые" (одиночные, расположенные в местах промысла) и "островные" (расположенные группами на островах, вблизи каменных куч). Впрочем, это деление действительно весьма условно, поскольку и "береговые" лабиринты также встречаются группами (губа Варзина, Поной) и имеют разную высотность от уровня моря, т.е. не имеют никаких принципиальных отличий от "островных" лабиринтов (более принципиальные отличия двух больших лабиринтов на о.Б.Заяцком рассмотрены здесь).
  • Многофункциональность. Поморский крест, как, предположительно, и каменный лабиринт, многофункционален (кресты ставились в память о событиях, в местах промысла, важных точках побережья, поселениях и становищах) [9, 10] – на многофункциональность каменных лабиринтов также может указывать разнообразие схем и мест возведения.
  • Ориентационная составляющая. В поморских крестах, как и в некоторых каменных лабиринтах, проявлена ориентационная составляющая (в крестах – направление косой перекладины на север, в лабиринтах иногда – вход на север), т.е., помимо прочих функций, они могли указывать и направления, но крест в этом плане выглядит более совершенным ориентиром, чем лабиринт, где ориентация соблюдалась далеко не всегда.
  • Сходство причин для возведения. Известные из фольклора поводы для возведения каменных лабиринтов на Русском Севере и Балтике (например, при победе над врагами (Валит) [11], перед походом (Петр Великий) [12], беглыми соратниками Пугачева (легенда про Кандалакшский лабиринт) [13], а также – спасшимися при кораблекрушении (в Эстонии) [14] и т.д.) вполне соответствуют поводам для возведения поморских крестов «в честь событий», часть которых также ставили в память о разных событиях. Также как и кресты, лабиринты вполне могли использоваться в молитвенных и иных религиозных (суеверных) практиках.
  • Минимум упоминаний. Отсутствие письменных упоминаний о возведении лабиринтов коррелируется с отсутствием таковых относительно возведения многих крестов (неупоминание могло быть связано с тем, что эти вещи в культурном контексте эпохи, вероятно, были понятны каждому). Также вполне естественно, что народные традиции в средневековье были в первую очередь устными, а письменные источники  освещали несколько иные аспекты жизнедеятельности религиозные и "официальные". Отсутствие сведений в письменных источниках не является обязательным указанием на доисторическую эпоху, следует заметить, что в XIIXIX вв. в Европе были известны традиции возведения монументальных, предположительно культовых и, вероятно, связанных с христианством сооружений, о которых тоже нет никаких достоверных упоминаний.
  • Конструкция и символ. И крест, и лабиринт являлись не только конструкциями, но и изображаемыми символами (во втором случае на это указывает изображение лабиринта на поморском скально [15],  изображения лабиринтов на стенах некоторых скандинавских церквей [16], а также на некоторых иконах [17], кресты наносились поморами на разные предметы, включая менгиры, и в XVIII в.[27]), что, вероятно, указывает на смежное их место в культурной традиции (достаточно подробное  обоснование этого см. [18]).
  • Молитвенные практики? Учитывая то, что поморские кресты также являлись местами для молитв, можно предположить, что прохождение каменного лабиринта тоже являлось своеобразной, ныне забытой мирской молитвенной (магической?) практикой, либо соотносимым с ней, в  рамках православной традиции, суеверием. Например, по ритмике, гипотетическая молитвенная практика в лабиринте может иметь некоторое сходство с использованием поморской лестовки.
  • Наличие переходных форм? В контексте условного сравнения каменных лабиринтов и поморских крестов представляет отдельный интерес лабиринт №6 (крест в пяти замкнутых кольцевых выкладках) на Б.Заяцком острове, который вполне возможно предположительно трактовать как некий переходный образ (форму), в котором отсутствует практический момент прохождения, но присутствует крест в центре. Вполне возможно, что выложенные валунами кресты, там же на Б.Заяцком острове, также маркируют этот переходный момент от практики к символу, от лабиринта к кресту. Этот же момент, возможно, может объяснять и небольшие, «почти символические» лабиринты, как в губе Варзина (хотя, исходя из рассматриваемого контекста, здесь возможны и иные трактовки).

Возможные причины смены традиций:

1. Крест является более простой, понятной, унифицированной и универсальной религиозной манифестацией, что может быть особо актуально в местах соприкосновения человека с непредсказуемой морской стихией.

2. Крест более нагляден в плане ориентира для навигации и, следовательно, более актуален в дальних плаваниях на восток от Беломорья, т.е. как раз туда, где каменные лабиринты не выявлены.

3. Значение креста более символическое, следовательно, было проще, чем практики, связанные с прохождением лабиринта (на то, что северные лабиринты создавались именно для их прохождения, указывает их человекоразмерность).

4. Хотя возведение лабиринта нельзя назвать особо трудоемким, но установка креста еще менее трудозатратна.


Таким образом, поморские кресты теоретически могли массово заполнить собой ту специфическую религиозно-культурную нишу, которую ранее частично могли занимать каменные лабиринты. При этом, однако, нельзя предположить резкой смены традиций – замещение каменных лабиринтов крестами, вероятно, могло происходить длительное время, какое-то время в определенных местах, возможно, эти традиции могли и сосуществовать ввиду своей непротиворечивости. Возможно, этот процесс стимулировался созданием и развитием Соловецкого монастыря. Можно ли сказать, что значение обоих рассматриваемых объектов – поморского креста и каменного лабиринта – всегда и везде было идентичным? Скорее всего, нет, но по ряду рассмотренных признаков (расположение, символическое и функциональное значение и др.) можно заключить, что они как минимум являлись смежными по отношению друг к другу. Возможно, лабиринт выполнял лишь часть функций, также присущих поморским крестам, т.е. имел свою специфику.
Можно ли сказать, что лабиринты предшествовали поморским крестам в плане хронологии? Скорее всего, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно, поскольку, исходя из некоторых фактов (например, распространения), эти явления могли быть частично пересекающимися, но не заменяющими друг друга во всех смыслах, т.е. какое-то время могли существовать параллельно. Однако, исходя из того, что традиция возведения поморами крестов сохранилась до XX века, а традиция возведения каменных лабиринтов – нет, можно предположить, что последняя утратила свою актуальность на более раннем этапе. Можно предположить (судя по тому, что каменные лабиринты не найдены восточнее Новой Земли), что традиция возведения каменных лабиринтов могла быть распространена в относительно ранний период освоения Севера поморами и была популярной непродолжительное время, возможно, в течение столетия или двух (возможно в XIV–XVвв.?), впоследствии эпизодически проявляясь в искаженном виде вплоть до начала XX века [28]. Следовательно, актуальность каменных лабиринтов для поморов в той или иной степени могла предшествовать актуальности возведения крестов.  Рассматриваемое в данной небольшой заметке предположение также, возможно, позволяет вплотную приблизиться к вопросу о назначении каменных лабиринтов Русского Севера в рамках поморской культуры средневековья.
Основываясь на приведенном сравнении каменных лабиринтов и поморских крестов, вполне можно допустить, что лабиринты, как и предполагали многие исследователи, действительно могли быть связаны с какими-то религиозными либо магическими практиками, но отнюдь не доисторическими, а средневековыми и в рамках христианской доктрины, или, как минимум, без противоречия с ней.
Выявленные параллели позволяют рассмотреть проблему каменных лабиринтов Беломорья в новом ракурсе – в рамках т.н. народного православия, причем, в отличие от более южных регионов и культа камней, деревьев и источников, каменные лабиринты, скорее всего, не считались священными объектами (а были скорее актуальными практиками, возможно, имевшими схожие черты с обетными) и не имели языческой предыстории в рассматриваемом регионе. Здесь также необходимо отметить, с учетом вероятности заимствовании лабиринта поморами из Швеции в XIII–XIV вв., что связанная с лабиринтами традиция, будучи «народной», могла изменяться как во времени, так и в пространстве, т.о. смысл лабиринта в шведской церкви времен крестовых походов и его значение на беломорском берегу XVIII века могли существенно различаться. Например, можно предположить, что изначальная христианская составляющая могла трансформироваться в некие народные суеверия, и изначальный смысл приспосабливался под местные условия. В пользу этого предположения в первую очередь наличие лабиринтов в средневековых церквях в Швеции и Финляндии, и полное их отсутствие в церквях на Русском Севере. Применительно к лабиринтам Беломорья, скорее всего,  уместно вести речь о некоторых забытых народных практиках, связанных в т.ч. и с промысловой магией, которая у поморов была хорошо развита и была насущно необходима [8]. В этом ключе отдельный интерес представляет сравнение расположения каменных лабиринтов у поморских промысловых участков с традицией промысловых крестов. Приведем  две цитаты:

«Вблизи кандалакшского лабиринта находится тоня Питкуля. У п-ова Красная Луда близ лабиринта также было место рыбной ловли. Понойские лабиринты расположены в устье реки, являющейся важнейшим местом семужьего промысла, как и некогда существовавшие лабиринты в устьях рек Кеми и Керети. Соловецкие острова и Кузова тоже известны как места, богатые рыбой. Таким образом, многие лабиринты связаны не с морем вообще, а с местами активного рыболовства» [19].

«Кроме того, результаты промыслов были очень непостоянными... Они почти не зависели от самих поморов и определялись «Божьим промыслом». В таких неопределенных условиях было естественным желание обратиться за помощью к Богу... О том, что кресты имели непосредственное отношение к промысловой деятельности поморов, говорит тот факт, что большинство из них установлены в местах промыслов или связаны с событиями, происшедшими на промыслах» [8].

Если допустить, что это совпадение не является случайным (а оно вряд ли случайно), то мотивацию возведения и использования поморами каменных лабиринтов в местах промысла вполне можно соотнести с логикой и мотивацией возведения промысловых крестов – для удачного промысла, защиты от непредсказуемой морской стихии, от порчи со стороны конкурентов, для молитв и т.п. Следует заметить, что это практически те же самые функции, которыми часто наделяются в фольклоре и каменные лабиринты на Балтике [14, 20], что также вряд ли можно назвать случайным совпадением.
Одним из важнейших вопросов в проблеме каменных лабиринтов Беломорья является причина наличия не только разноразмерных лабиринтов (что в принципе можно объяснить разными факторами) или концентрации лабиринтов в том или ином месте (что также можно объяснить, например, расположением большего количества лабиринтов на островах, посещаемых во время промысла поморами из разных селений с Карельского, Поморского, Онежского берегов или возведением лабиринтов в связи с разными событиями), но также и разных схем. Поскольку нет никаких доказательств того, что разные схемы могут быть соотнесены с разными эпохами (или хотя бы разными датировками в пределах одной эпохи), при этом различие в схемах встречается и среди балтийских каменных лабиринтов, то можно попробовать это объяснить отсутствием четких правил и схем их изготовления. Это в первую очередь может указывать на "народность" лабиринтной традиции. Можно предложить наиболее простое возможное объяснение наличия различных схем – лабиринты выкладывали по памяти, а память порой подводила, соответственно, кто как запомнил, таков был и результат. В пользу данного предположения можно привести сравнение схем лабиринтов, в которых можно увидеть как общие (ключевые) черты, так и отличия (см. Каталог схем каменных лабиринтов Русского Севера). В отдельных случаях (например, в губе Варзина) можно предположить, что схемы лабиринтов являются искаженными схемами некоторых беломорских лабиринтов. В пользу этой версии можно привести и тот факт, что и сейчас далеко не каждый современный человек сможет легко запомнить и воспроизвести схему увиденного лабиринта. Именно поэтому современные исследователи предложили т.н. «ключ лабиринта» – пошаговую инструкцию построения лабиринта одной из схем [23]. При этом разнообразие схем и небрежность в изготовлении лабиринтов указывают на то, что вряд ли этот метод был известен в древности на Белом море или массово использовался. Вполне возможно, что в этом была определенная "фишка" лабиринта – даже увидев, его было непросто воспроизвести. Отсюда могло пойти разнообразие схем – каждый делал по мере своей памяти и фантазии, держа в уме лишь общие моменты. Возможно, само возведение лабиринта было своеобразной интерактивной головоломкой своего времени. Такая странная конструкция вполне логично могла быть наделена или воспринималась как обладающая иррациональными свойствами. Судя по различиям в структуре некоторых лабиринтов и вероятной небрежности соблюдения схем, они вряд ли имели какое-либо функциональное значение, кроме его прохождения, строились они, скорее всего, по памяти и, скорее всего, обычными рыбаками или мореходами, но не монахами или шаманами, для которых схема могла иметь принципиальное значение. При этом если допустить, что данное предположение верно, этот момент мог также являться одной из возможных причин последующего заката традиции каменных лабиринтов и замещения её более простой и понятной традицией возведения крестов.
Интересным моментом является соседство каменных лабиринтов с более древними каменными могильниками, из-за которого советские археологи и относили каменные лабиринты к доисторическим эпохам. В первой части исследования автор касался этой темы, но здесь хотелось бы её дополнить некоторыми подробностями. Осмотр и описания месторасположений каменных лабиринтов позволяет сделать вывод, что они возводились из подручного материала, т.е. камни для их создания не приносились издалека. Таким образом, лабиринты соседствуют либо со скоплениями камней, либо с каменными кучами, что позволяет вторые (кучи) убедительно рассматривать не более чем строительный материал для первых (лабиринтов). В человеческом сообществе довольно часто старые и утратившие актуальность сооружения становились источником строительного материала для новых построек. Поэтому нет ничего странного, что поморы могли в некоторых случаях выбирать места для возведения лабиринтов именно вблизи древних могильников, как готовых складов строительного материала, тем более для поморов эти древние кучи никакой ценности не представляли. Что касается комплекса каменных сложений на о.Б.Заяцкий, то его трактовка как древнего святилища является современной научной интерпретацией, которая вовсе не означает, что средневековые соловецкие монахи также считали эти каменные кучи "языческим капищем". Понятно, что главным в совмещении этих двух типов разновременных конструкций, был географический фактор – там, где места могильников  соответствовали логике мест возведения лабиринта. В пользу этого предположения и тот факт, что среди каменных куч на Б.Заяцком острове есть кучи, которые являлись основаниями поморских крестов, т.е. явно вторичного использования, что также подчеркивает параллели между местами возведения каменных лабиринтов и крестов [24]. Археолог А.Я.Мартынов в своей статье [24], указывает на несомненно разновременной характер каменных выкладок Б.Заяцкого острова, но при этом каменные лабиринты рассматривает именно вкупе с древними кучами, хотя серьезных доказательств их одновременного возведения нет. Предположение о разновременном характере куч и лабиринтов может быть проверено на практике, поскольку следы разобранных каменных куч вполне возможно зафиксировать, как в виде их остатков, так и в виде возможного нарушения в структуре комплексов каменных сложений. Помимо этого, данная версия может быть доказана или опровергнута применением метода  лихенометрии к валунам каменных лабиринтов и соседствующих с ними куч. Вполне возможно, что именно применение лихенометрии к лабиринтам Русского Севера положит конец дискуссиям о них и окончательно прояснит датировку.

Исходя из всех выше рассмотренных сопоставлений, можно сделать предварительный вывод, что формулировка вопроса «для чего возводили каменные лабиринты на Русском Севере?» может оказаться лишенной смысла, поскольку общей цели их возведения просто могло и не быть. Также как и у поморских крестов, о конкретной цели возведения каждого отдельно взятого лабиринта точно мог знать только его автор (авторы). Обобщая, можно отметить, что в рамках предложенной «поморской версии» можно логично объяснить не только вероятное  место лабиринтов в поморской культуре и причину заката этой традиции, но и такие проблемные моменты исследования как разнообразие схем, большое количество лабиринтов именно на островах Соловецкого архипелага, разную высоту возведения лабиринтов и соседство с более древними каменными могильниками, включая и те моменты, на которые сложно ответить с позиций гипотезы о лабиринтах как доисторических святилищах.

В. Мизин

Источник http://perpettum.nar..._labyrinth4.htm
"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#7 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 15 Июль 2013 - 10:38

Вячеслав Мизин, как всегда, интересен и не бесспорен.
И это здорово, ибо пособствует шевилению дремлющих мозгов!   :)

Сообщение отредактировал Странник: 15 Июль 2013 - 10:41

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#8 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 23 Август 2013 - 10:46

В продолжение темы - новая статья В. Мизина.
Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#9 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 23 Август 2013 - 21:01

Цитата

К тому же несоотнесение с язычеством лабиринтов резко контрастирует с южными дохристианскими культами камней, рощ, родников, которые где-то использовались в рамках православия, а где-то уничтожались.
Культ камней, рощ и родников имеет корни как раз в дохристианском мировоззрении, об этом не раз писали многие исследователи.
"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#10 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 27 Август 2013 - 18:39

Набрёл на очередную статью о каменных лабиринтах Севера. Безымянный автор без какого-либо стеснения «скомпилировал» её из кусков, бесцеремонно надёрганных у других авторов. Короче – «лоскутное одеяло» (да к тому же без упоминания источников!). Плюс очень много букфф. Т.ч., вроде бы даже упоминать её не к чему. Однако, мне показалось, что как раз в этой ветке форума она может быть полезна…

…тем, у кого «нет времени» самостоятельно искать материалы с которыми Вячеслав Мизин спорит в своих статьях... :) :) :)

_____________________________________________

Более 150 лет учёный мир пытается разгадать тайну каменных лабиринтов, ответив на три основные вопроса: когда, кто и зачем их построил?
Изучением соловецких лабиринтов занимались археологи Н.Н. Виноградов, Н.Н. Гурина, А.А. Евневич, П.К. Казаринов, А.Я. Брюсов, А.А. Куратов, А.Я. Мартынов и др.. Между тем, как показывает историография вопроса, почти все проблемы, поднятые археологами, нельзя признать окончательно решёнными.
Древний смысл лабиринтов уже давно утрачен в народной памяти. Для какой цели сооружён лабиринт, и кто его построил? Имел ли лабиринт какое-нибудь практическое значение, или он создан из религиозных побуждений? Все эти вопросы ждут объяснения.
Считается, что лабиринты карельского Беломорья созданы в конце первого тысячелетия до нашей эры протосаамскими племенами.
Существует несколько гипотез специалистов о назначении этих сложных каменных спиралей на земле.
В конце XIX и первой половине XX веков многие русские и советские исследователи обращали внимание на эти интересные памятники древней человеческой культуры в Беломорье, пытаясь объяснить их назначение.
Одни исследователи видели в них религиозные изображения, посвященные культу предков. Другие считали их могильными знаками над местами погребений. И запутанные ходы лабиринтов и их каменные стены предназначались для того, чтобы души умерших не могли найти пути возвращения к живым. Однако, раскопки под некоторыми лабиринтами не дали никаких признаков погребений. Третьи предполагали, что лабиринты служили своеобразным способом испытаний человека - годен ли он к предстоящему путешествию, а также для ограждения путешественника от несчастья.
Все эти исследователи сходятся на том, что лабиринты созданы древним человеком и связаны с его религиозными представлениями. Делая самые фантастические догадки о верованиях первобытных людей, которые как будто только и думали о том, как спастись от преследования душ умерших, эти исследователи не допускали даже мысли о связи лабиринтов с занятиями древних людей Поморья.
Первый шаг к решению загадки северных лабиринтов сделал археолог Н.Н. Виноградов в 20-х годах нашего века, будучи заключенным Соловецкого концлагеря. Виноградов обошёл Соловецкие острова, обмерил и зарисовал все встреченные им каменные сооружения - лабиринты, разрушенные гробницы, отдельно стоящие камни, каменные кучи - и выяснил, что все они связаны между собой. Одну из каменных куч в кольце лабиринтов он разобрал, но ничего под нею не нашёл.
По его гипотезе, каменный лабиринт являлся входом в царство мертвых, открывавшим душам умерших вход в Иной, «потусторонний мир», как мы привыкли говорить, понимая его теперь как мир иных пространств и измерений. Т.е. лабиринты - это памятники ритуальной магии, святилища первобытного человека.
Исходя из местоположения всех этих комплексов, Виноградов пришел к выводу, что лабиринты - не погребальные сооружения, а - святилища, гигантские алтари, связанные с миром мёртвых. По этим спиралям, приближаясь к центру и совершая все новые и новые повороты, должны были проходить не люди, а души умерших, чтобы «потерять ориентировку» и уже никогда не найти выхода назад, в мир живых. Эта догадка подтверждалась всем тем, что нам известно о критском лабиринте. Другими словами, каменный лабиринт являлся жертвенником, открывавшим душам умерших вход в загробный, «потусторонний мир», как мы привыкли говорить, понимая его теперь как мир иных пространств и измерений.
Кроме того, допускалось, что к соловецким святилищам имел отношение и культ солнца. Объяснение - два типа соловецких лабиринтов дают формальное право соотнесения их с солнцем. Это моноспиральные сооружения, внешняя форма которых всегда повторяет круг, и концентрически-круговые фигуры, представляющие собой систему вписанных друг в друга кругов. Если, кроме внешнего сходства, учесть то обстоятельство, что святилища располагаются на мысах, с которых обозревается восход или закат солнца (а на Б. Заяцком острове и м. Колгуй о. Анзер и то, и другое), можно предположить, что часть лабиринтов в святилищах сооружалась для отправления обрядовых действий, должны вызвать появление исчезнувшего святилища.
Однако ничто не могло объяснить необходимость постройки сразу нескольких лабиринтов в одной географической точке или при одном поселении - сезонном - древних рыбаков и морских охотников, какими были люди «арктического неолита».
Во-вторых, и это весьма примечательно, каменные лабиринты на Севере появились на всей территории как бы одновременно, причём много позднее, чем сформировалась археологическая культура, с которой они оказываются связаны впоследствии.
Дело в том, что изучая местоположение каменных лабиринтов относительно уровня моря учёные заметили, что подавляющее их большинство расположено на уровне первой морской террасы, сформировавшейся не ранее III тысячелетия до нашей эры, тогда как последние лабиринты по своему положению могут быть датированы концом II тысячелетия до нашей эры.
Тем самым учёные соотносят время постройки каменных лабиринтов на Беломорье со временем сооружения других мегалитических построек Северной Европы. Все эти сооружения, включая наши северные лабиринты, построены в одну эпоху - примерно с середины III и кончая серединой II тысячелетия до нашей эры, когда их перестали возобновлять.
В 1921 году на Кольский полуостров была организована первая научная экспедиция, которая проводилась под личным контролем Дзержинского. Возглавлял её профессор А.В. Барченко, действовавший с мандатом Института изучения мозга и с личного благословения академика Бехтерева. Кстати, руководитель экспедиции, обладавший экстрасенсорными способностями, был привлечён к работе в органах госбезопасности, где возглавлял сверхсекретную лабораторию оккультного направления. Целью экспедиции являлся поиск остатков древних цивилизаций, которые, согласно концепции А.В. Барченко, владели универсальным Знанием, включавшем в себя знание иных источников энергии и действенных средств психического воздействия на людей. А.В. Барченко предполагал, что эти знания не исчезли бесследно, а сохранились в закодированной форме в мегалитических памятниках. К сожалению, результаты этой и последующих экспедиций А.В. Барченко, в своей основной массе, не были обнародованы. Его отчёты навсегда исчезли в тайных архивах НКВД, а сам Барченко после смерти Дзержинского был расстрелян по личному распоряжению Сталина.
Философ отец Павел Флоренский о лабиринтах.
Будучи узником Соловецких лагерей, отец Павел писал: «Тут, на островах Соловецкого архипелага, существуют замечательные сооружения, называемые в археологии лабиринтами, а в народном языке «вавилонами». Это - выполненные из камней, преимущественно валунов, величиною с голову, иногда меньше, до кулака, узорные дорожки с запутанным ходом; в одних случаях промежутки между каменными лентами идут непосредственно к центру, в других же случаях - разветвляются и приводят к тупику. Попав в центр обыкновенно не сразу можно выбраться оттуда и после прохождения некоторого пути приходишь на старое место.
Форма лабиринтов различная - круглая, эллиптическая, подковообразная. В середине лабиринта бывает сооружение из камней, напоминающее маленькую гробницу... Среди разных предположений кажется наиболее вероятно, что они относятся, по крайней мере в основном, к неолиту и ко временам примернo V - VI века до нашей эры; строили их, как думают, германцы, оттесненные кельтами, и затем лопари, заимствовавшие эти постройки от германцев. Думают, что устройство лабиринтов связано с культом умерших и назначено для воспрепятствования душе умершего, похороненного в центре, выйти наружу, - первоначально по крайней мере. Впрочем, эти предположения, хотя и более вероятные, - дело темное. Кромлехи, менгиры и, наконец, древний Критский лабиринт - вероятно родственны между собою и с лабиринтами Соловков и Мурмана, хотя различаются между собою размерами…»
В 1948 году Н.Н. Гурина, обстоятельно описывая эти своеобразные памятники, пришла к выводу, что каменные лабиринты Беломорья связаны с рыболовными промыслами и в некоторых случаях по конструкции подобны рыболовным ловушкам-убегам, изображенным в плане. Она подметила, что все каменные лабиринты на берегах Белого, Баренцева и Балтийского морей расположены на островах, полуостровах и устьях рек, причём в непосредственном соседстве с рыбными тонями, то есть участками вблизи морского берега, особенно богатыми рыбой.
Одним из примитивных и древних по происхождению способов древней ловли являлась ловля с помощью так называемых убегов. Это был один из распространенных видов осеннего лова наваги в южной части Сорокской губы от сел Вирмы до Нюхчи.
Убег представлял собой забор примитивной конструкции из хвойных и березовых веток, втыкаемых в морской грунт на отмелях около небольших морских заливов. Высота забора достигала двух, а длина - нескольких сотен метров. На расстоянии 20-30 м в такой стене делали ворота, где устанавливались мережи. Рыба, подходящая к берегу во время прилива, с отливом стремилась выйти обратно в море и, обходя забор, попадала в мережки.
Рыбаки-«убежники» проводили на промысле долгое время. Осмотр ловушек осуществлялся спустя каждые 6 часов «через воду». Этим способом ловли пользовались в основном бедняки, не имевшие средств на более эффективные и современные средства ловли. По мнению Н.Н. Гуриной, лабиринты могли символизировать именно такой или очень близкий ему способ лова.
В пользу этого говорит ориентация выходов лабиринтов на берег, подобно мережам-«убежицам».
На острове Большой Соловецкий небольшой полуостров с лабиринтами отделяет каменная перемычка.
Два лабиринта на острове Большой Заяцкий соединены друг с другом каменной перемычкой, что, считает H.H. Гурина, напоминает стены «убегов».
И наконец, среди лабиринтов Большого Заяцкого острова обнаружена каменная фигура, по форме напоминающая рыболовный снаряд типа «вентеря» или «морды».
В конечном счете лабиринты Беломорья связаны с промысловой магией, целью которой было обеспечить удачу в морском промысле.
По существу Н.Н. Гурина утверждает, что тайна лабиринтов безусловно связана с основным занятием первобытных людей Беломорья - рыболовством. Однако сооружение лабиринтов, по её мнению, полностью лежит в плоскости магических верований рыболовов.
По мнению карельского краеведа И.М. Мулло, лабиринты - это лишь планы рыболовных ловушек. Ловушки с такими сложными, извилистыми ходами использовались для лова крупной и норовистой рыбы - семги и кумжи.
Первобытному рыбаку для существования нужны были надёжные орудия лова, а не их символы для магических манипуляций. Для того, чтобы соорудить в опредёленном месте сложное орудие лова, он должен был в мыслях иметь представление о нём, иметь его план. И он наглядно создал этот план теми средствами, которыми располагал, и там, где производил лов рыбы.
Лабиринты, следовательно, имели непосредственное отношение к рыболовству и практическое значение для первобытного рыболова. Они как бы являются памятниками трудовой деятельности первобытных людей...
Правда, в дальнейшем ни Н.Н. Гурина, ни И.М. Мулло не могли объяснить, почему требовалось делать такое количество гигантских «моделей», а когда такие же лабиринты стали находить в глубине Кольского полуострова, даже самым упорным сторонникам «производственного характера» этих сооружений пришлось отказаться от этой теории.
Новую гипотезу, что каменный лабиринт может быть жертвенником, выдвинул А.А. Куратов, который следом за Н.Н. Виноградовым занялся изучением этих памятников русского Севера. Раскопав одну из каменных куч в кольце лабиринтов на Большом Заяцком острове, Куратов обнаружил под ней еще не до конца истлевший обломок обожжённой человеческой кости, и несколько отщепов кварца, явно вышедших из рук человека.
Отсюда он предположил, что лабиринты являлись родовыми святилищами, где древние погребали умерших, совершали магические обряды умножения добычи, инициации и т.п.
«Находка Куратова не просто утверждала, что каменные кучи около лабиринтов - остатки древних захоронений; она помещала весь комплекс этих сооружений в соответствующую историко-культурную «нишу», связывая его с так называемой "культурой арктического неолита", стоянки которой были известны археологам примерно на той же территории, что и лабиринты, в том числе и на Соловецких островах, примерно в V-I тысячелетиях до нашей эры». Это, по его мнению, подтверждало и нахождение ряда лабиринтов на Мурманском побережье Кольского полуострова рядом со стойбищами людей «арктического неолита», открытыми еще Н.Н. Гуриной.
Подобное предположение для северных лабиринтов высказывал и известный русский этнограф В.П. Кабо, который исследовал назначение лабиринтов у аборигенов Австралии. Изображения лабиринтов на камнях, деревьях, земле были связаны у аборигенов Австралии с представлениями о «нижнем мире». Около них совершались обряды умножения добычи, инициации и другие культовые действия. Действительно, назначение лабиринтов трудно определённо связать с какой-либо одной идеей.
Московский историк и археолог А. Никитин также считает, что скорее всего следует признать культовое назначение лабиринтов, использование их в каких-то магических целях, поскольку поблизости от сооружений нередко встречаются древние погребения. По его мнению, лабиринты являют собой алтари, на которых древние жрецы совершали обряды, и одновременно они служили входами в подземное «царство мертвых».
А.Я. Мартынов также подчеркнул неслучайность выбора Соловецких островов в качестве места родовых и племенных погребений, указав, что он связан с представлениями древнего беломорского населения о потустороннем мире и самой смерти. Удаление тела за морскую преграду, его сожжение, закладка останков каменной курганной насыпью совершались с одной целью: обеспечить невозвращение умершего или его души из потустороннего мира. Одновременно А.Я. Мартынов расширил функциональное назначение лабиринтов, предположив, что на некоторых из них шло отправление обрядов поклонения солнечному божеству.
Признавая в целом подход предшественников к решению проблемы назначения северных, и в частности соловецких, лабиринтов, В.А. Буров заметил, что в утвердившейся концепции их семантики не достает одного, но чрезвычайно важного звена, точнее яркого штриха, который бы, с одной стороны, оживил, а с другой - скорректировал гипотезы Н.Н. Виноградова и А.Я. Мартынова.
Для ответа на вопросы, какой внутренний смысл таят в себе каменные лабиринты, действительно ли они связаны с культом умерших, что означают каменные груды в их центре и окружающие их ленты каменных выкладок, В.А. Буров обратился как к структуре самих лабиринтов, так и к мифологии народов Севера. А прежде всего - проанализировал малейшие нюансы каменных кладок наиболее распространенных так называемых биспиральных подковообразных круглых лабиринтов классического типа, а затем поставил вопрос: какой образный ряд может стоять за всем этим? И взглянув на лабиринты с художественных позиций, первое, что отметил, - это клубок из двух свернувшихся змей.
А далее, через связку с древним эпосом «Калевала», заключил, что змея - это ярко выраженный символ зла и смерти.
И как итог работы В.А. Бурова:
1. Семантика каменных лабиринтов Русского Севера, прежде всего соловецких, получает объяснение через призму карело-финского эпоса «Калевала». Выложенные из валунных камней спирали обозначали змей подземного царства смерти, а размещённые в центре сооружений каменные горки символизировали Мировую гору, в недрах которой, в представлении древних, находилось царство смерти. Змеи - существа, связанные с этим подземным миром мёртвых.
2. Изображения змей, представленные в виде линий, выложенных из камней, - это художественные образы, что позволяет отнести каменные лабиринты к произведениям первобытного искусства.
3. Лабиринты, имевшие четко выраженную солярную направленность (крестообразное пересечение двух линий), были связаны с культом солнца, его заточением в скалу, гору подземного царства, куда оно было спрятано злыми силами.
4. Высказано предположение, что крупнейший первобытный культовый центр Беломорья - Соловецкий архипелаг - выступал в роли эпической Страны Мертвых, описанной в «Калевале». Лабиринты же служили дверьми в подземелья царства смерти Маналы-Туонелы.
Б. Ольсен предполагает, что лабиринт мог играть метафорическую роль в ритуалах, связанных с переходом от жизни к смерти. «Можно себе представить, что шаман входил в лабиринт, и это означало отделение смерти индивида от его жизни. Присутствие внутри лабиринта означало отделение от жизни на земле. Церемония заканчивалась тем, что шаман оставлял лабиринт как бы символизируя этим переход умершего в новую стадию». Но нужно заметить, что далеко не везде лабиринты сопровождаются захоронениями.
Б. Ольсен считает, что эти близлежащие памятники могут быть связаны и по аналогии с лабиринтами норвежского Финмарка датированы XII-XVI вв. Самые ранние изображения лабиринтов в виде петроглифов в Скандинавии датируются бронзовым веком - II тыс. до н.э.
К этой эпохе относятся и изображения лабиринтов на скалах в других частях Европы: Англии, Испании, на Кавказе.
Но как далеко в глубь уходит традиция строительства северных каменных лабиринтов, сказать трудно.
Большинство скандинавских памятников не могут быть датированы по высотным уровням ранее средних веков, хотя исследователи и допускают более древний возраст некоторых из лабиринтов. Остается пока неясным, была ли идея лабиринта в Фенноскандии заимствована извне или возникла в среде местного населения.
Е. Файдыш считает, что лабиринты, как наиболее распространённые в древности мегалитические «конструкции», играют чисто экологическую роль.
Согласно современной нелинейной физике и теории хаоса определенные геометрические формы играют очень большую роль в нашем мире, являются универсальным языком вселенной. Их можно встретить и в живой, и в неживой природе. Это и снежинки, и морозные узоры на стекле, разнообразные формы раковин, цветов растений. Причём, несмотря на невероятное разнообразие окружающего нас мира, базовый набор элементов таких естественных орнаментов достаточно невелик и встречается на всех уровнях организации нашей вселенной, от геометрической структуры молекул до формы галактик. Это спирали, звёзды, кресты, свастики и т.д. Эти же геометрические формы были хорошо известны и в древней мистической традиции. Это разнообразные мандалы и янтры, магические знаки и орнаменты.
Нетрудно увидеть, что они представляют собой особую разновидность мандалы. Возможно, одна из причин современного социального и экологического кризиса в том, что эта сеть лабиринтов почти разрушена. И задача - в том, чтобы понять, как работала эта древняя экологическая система, и восстановить её в обновлённом виде, опираясь на древние и современные технологии.
По мнению О.Е. Кодолы «…культовое (религиозное) назначение северных лабиринтов сегодня не оспаривается». Он полагает, что лабиринты были центральными объектами проведения большинства обрядов, проводившихся на территории Большого Заяцкого острова. Большое количество лабиринтов, их схематика, размеры, ориентировка относительно сторон света может объясняться как «обрядовой специализацией» каждого отдельного лабиринта, так и временем его построения. А далее, уже как следствие, предполагает и схему движения верующих при проведении самого обряда: от жилых островов в сторону Большого Заяцкого острова, далее - северный мыс острова, у подножия горы Сопка (место высадки) – как начало проведения обряда.
По результатам совместных биолокационных исследований лабиринтов О.Е. Кодола и В.Н. Сочеванов сделали вывод, что неолитические объекты Большого Заяцкого острова представляют собой энергетические центры, оказывающее воздействие на психофизическое состояние испытуемых.
В. Дятлов: Исследователи бьются над разгадкой тайн «северных вавилонов». Согласно его гипотезе причудливые каменные лабиринты на Кольском полуострове не что иное, как один из древнейших на планете календарей.
До сего дня существовало несколько версий о предназначении лабиринтов. Например, член Русского географического общества В. Евтушенко убеждён, что наземные лабиринты - это чертежи искусственных нерестилищ для воспроизводства рыбных запасов. Если верить этой версии, то где-то поблизости под водой должны скрываться каменные нерестилища. Но, к сожалению, до сих пор ничего напоминающего их не найдено, хотя искали даже водолазы. Не могли лабиринты, как полагают некоторые исследователи, служить и опознавательными знаками, своего рода маяками, указывающими путешественникам путь к родным берегам, поскольку их нельзя было заметить издалека, как, например, «путные» кресты на скалах при входе в бухту. Путешественник мог видеть лабиринты, лишь приплыв в свою бухту, где ему уже не нужны были никакие указатели.
Автором новой версии о предназначении лабиринтов стал член Мурманского отделения астрономо-геодезического общества Л. Ершов.
Знак лабиринта легко можно сопоставить с библейской картиной Вселенной, как ее представляли жители древнего Вавилона, и попытаться таким образом расшифровать части лабиринта. По мнению Ершова, верхняя часть - небосвод, верхние небесные воды, падающие дождем, снегом с небес. Нижняя часть - воды земные, нижние, то есть океаны, моря, озера, реки. Эти нижние и верхние воды омывают землю - квадрат, который образуют прямые линии, проведенные между концами спиралей лабиринта. Сами же спирали являют собой пространство и время. Четыре конца спиралей - это четыре стихии, из которых состоит все сущее в этом мире, в европейской космогонической традиции это огонь, вода, воздух и земля. Две спирали - это две противоположности, приведенные в гармоническое равновесие: жизнь и смерть, творение и разрушение, ночь и день, тепло и холод. Крест в центре лабиринта - символ огня, Солнца. Если посчитать количество спиралей во всех лабиринтах, то оно будет равняться двенадцати, что может символизировать ход времени и счет его двенадцатью месяцами в каждом году. К тому же одно из дошедших до нас из глубины веков названий лабиринта - «Дороги великанов». Этими великанами исследователи считают Солнце и Луну.
Одно из названий лабиринта - «Дороги великанов» - предполагает наличие в нем второго небесного великана - Луны. И действительно, спирали внутренней части лабиринта очень похожи на спирали наружные (солнечные), но как бы отражают их зеркально. «Я не сомневаюсь, - утверждает Л. Ершов, - что знак классического лабиринта строился не абстрактно, а как конкретное отражение движения Солнца и Луны, сам лабиринт имеет календарную символику, что в свою очередь является символом вечности циклов времени, символом вечности циклов жизни и смерти».
А. Жебраускас в своей работе «Лабиринт как архетип культуры и метафора сознания» пишет: «Под лабиринтами напрасно искали погребения, потому что под камнями и в центре лабиринтов оказывалась или голая скала, или же нетронутый галечник. В их спиралях хотели найти остатки костей, черепки от древней посуды или каменные орудия труда, которые могли бы указать на время их создания и на типичный облик материальной культуры их строителей. Но каменные спирали были в полном смысле слова пусты».
И, по автору, карта-диаграмма своей жизни представляется человеку лабиринтом. Он возникает лишь в мнемоническом образе. Лабиринт не очевиден, возможно, именно потому, что в качестве ментальной структуры, архетипа, всегда присутствует в людском сознании. Осознание лабиринта - это самосознание эпохи.
А метаморфозы лабиринта отражают объективные культурные процессы, поэтому рассматривать лабиринт следует именно с позиций культурологии.
Вначале лабиринты имели функцию «каналов связи» с загробным (подземным) миром и использовались при погребальном обряде и ритуалах инициации.
А вот прохождение по самому лабиринту способствовало медитативному погружению, спуску в собственное подсознание, где была необходима встреча с «тенью» (Минотавром). Центр лабиринта здесь - вектор, направленный вниз.
Начиная со Средних веков, лабиринт уже переходит в идеальный план, осмысляется как метафора сложного пути человека в мире. Искусственно удлинённый путь в лабиринте - непременное условие для достижения центра (возвращение в некогда утраченный рай). Вектор здесь направлен вверх - к Богу. Вертикаль.
Позднее лабиринт утрачивает центр, символизируя «тропу блужданий» в мире, где у человека появляется выбор, куда идти, но зато появляется множество тупиков. Вектор тот же, что и в Средневековье, но человек уже не стремится к Богу, погружаясь в многообразие мира дольнего. Появляется самодостаточность сложной топографии, децентрализация, устремленность к выходу.
Укоренённый в сознании человека архетип заставляет человека усматривать лабиринт всюду, даже в причинно-следственном разветвлении собственной жизни.
К.П. Рево разобрал один из понойских лабиринтов и обнаружил между камнями лишь слой «пустой» земли толщиной до полуаршина.
Столь же безрезультатны были и раскопки А.Я. Брюсова – в отношении одного из лабиринтов на острове Большой Заяцкий.
Еще в 1592 г. русские дипломаты Г.Б. Васильчиков и С.Г. Звенигородский писали с северной окраины России: «А в Веренге, на побоище немецком... на славу свою принесши с берегу камень в вышину от земли есть и нынче больше сажени, а около него подале выкладено каменьем как бы городовой оклад в 12 стен, а назван был у него тот оклад Вавилоном...» Это, вероятно, первое упоминание о памятниках неизвестной ранее культуры, явившихся еще одной вариацией идеи лабиринта.
Имеется и несколько народных преданий, объясняющих происхождение лабиринтов в отдельных местах.
Каменные лабиринты издревле почитались как указатели на близость иных пространств и измерений. Предания и легенды северных народов связывали каменные спирали с существованием сказочных народов: эльфами, феями, гномами и подобными им жителями «подземного мира». Более того, именно лабиринты в легендах и сказаниях указываются как «входы» и «выходы» в подземное, потустороннее царство, открывающиеся лишь тем, кто знает магический ключ к этой, образно говоря, потайной двери. Обрядовые церемонии, проводимые внутри и вблизи этих каменных святилищ, позволяли совершать опыты с измененными состояниями сознания и исследовать потусторонний мир духов - источник просветления и силы.
Наиболее раннее из них записано князьями Звенигородским и Васильчиковым в ожидании переговоров со шведами в 1552 году. По преданию, два больших лабиринта у г. Колы сооружены королем Валитом или Валентом, посаженником Великого Новгорода, разбившим мурман и норвежцев. «И тот камень, что на Варенге, и по сей день слывет Валитов камень». Такой же оклад был сооружен Валитом и на месте г. Колы, но он «завален, когда острог делали», т. е. в конце XVI века.
У населения Кандалакши также существует предание о возникновении местного лабиринта. Его относят ко времени Пугачева. «А почему же здесь у вас вавилон? А вот для примера, чтобы видно было ... Положили, когда пугач ещё был, до воли, - бежали сюда разные люди, после, как Пугача поймали, они и выклали».
Возникновение лабиринтов на Соловецких островах связывают и с Петром Великим. Первое упоминание о таком событии встречается у архимандрита Досифея, составившего описание монастыря: «На острове Заяцком, близ коего стоял Российский флот, повелено было Государем соорудить деревянную церковь во имя святого апостола Андрея ... Также неподалеку от этой церкви был выкладен на земле в два ряда булыжных камней вавилон, или лабиринт, который и поныне виден».
Родство с Критом?
Профессор Н.Н. Гурина, посвятившая изучению арктических лабиринтов всю жизнь, отвергает саму возможность сближения критских и северных мегалитов. Эта категорическая точка зрения аргументируется абсолютно беспомощно. Критяне, дескать, не могли посещать Кольский полуостров, так как им потребовалось бы несколько лет, чтобы по Атлантическому океану в обход Скандинавии достичь Баренцева моря, хотя Одиссей, как известно, добирался до Итаки не менее 10 лет. И наконец, чисто психологический «довод»: «Надо хотя бы на минуту представить себе жителей Средиземного моря, пробирающихся по скалам Кольского полуострова, чтобы понять фантастичность такого представления».
Однако ни к какой фантастике прибегать не придётся, если только встать на почву реальности и представить процесс распространения лабиринтов в обратном порядке - не с Юга на Север, а наоборот - с Севера на Юг. Действительно, сами критяне - создатели Эгейской цивилизации - вряд ли посещали Кольский полуостров, хотя полностью это не исключено, так как он входил в зону Гипербореи, имевшей постоянные контакты со Средиземноморьем. Зато прапредки критян и эгейцев наверняка обитали на севере Европы, включая Кольский полуостров, где оставили сохранившиеся по сей день следы-лабиринты, прообразы всех последующих сооружений подобного рода.
Путь «из варяг в греки» был проложен не на грани I и II тысячелетий н.э., связав ненадолго Скандинавию, Русь и Византию. Он существовал испокон веков, выступая естественным миграционным мостом между Севером и Югом. Двигаясь по нему постепенно с Севера Евразии, древние этносы, прапредки тех, кто создал мировые цивилизации, достигли некогда и Индостана, и Ирана, и Малой Азии, и Ближнего Востока, и Средиземноморья, и Северной Африки.
Ареал лабиринтов Беломорья
Лабиринты есть во всех частях света у народов, стоящих на самых разных ступенях исторического развития от каменного века до современности. Особое место в этой многоликой картине занимают каменные лабиринты Северной Европы известные в Англии, Эстонии, Швеции, Норвегии, Финляндии, Северной России на побережьях Балтийского, Баренцева и Белого морей. Общее число северных лабиринтов превышает 500, из них в Швеции находятся около 300, Финляндии около 140, России около 50, Норвегии - 20, Эстонии - 10, Англии - отдельные лабиринты.
На берегах Белого моря обнаружено около 40 лабиринтов, из них более 30 на Соловецких островах Архангельской области, несколько памятников в Мурманской области близ Кандалакши, у села Умба, два в устье реки Поной, на реке Харловке, в бухте Вящина, четыре на реке Варзуга и еще один на реке Вороньей. Несколько лабиринтов найдено на территории Карелии, один в Чупинском заливе и два на архипелаге Кузова, в устье реки Кереть, а также на Кемских островах Белого моря.
Лабиринты зачастую располагаются группами, например, - на Соловецких островах, на Кольском полуострове - на реках Поной и Харловка.
Все исследователи отмечают связь лабиринтов с морским побережьем и островами, местами активной рыбной ловли. К примеру, все 156 лабиринтов провинции Норрланд на севере Швеции находятся близ рыболовных тоней. Подобное местоположение типично и для лабиринтов России. Вблизи Кандалакшского лабиринта находится тоня Питкуля. У п–ова Красная Луда близ лабиринта также находилось место рыбной ловли. Понойские лабиринты находятся в устье реки, являющейся важнейшим местом семужьего промысла, как и некогда существовавшие лабиринты в устьях рек Кеми и Керети. Соловецкие острова и Кузова также известны как места богатые рыбой. Таким образом, многие лабиринты связаны не с морем вообще, а с местами активного рыболовства. Интересно, что даже на островах, например, таких крупных, как Соловецкий и Готланд, лабиринты «жмутся» к краю моря и отсутствуют вдали от него.
Бросается в глаза отсутствие лабиринтов на пресных водоемах, в том числе и таких значительных, как Ладожское и Онежское озера, которые в сознании древнего населения вполне могли ассоциироваться по своей величине с морями.
Все северные лабиринты сложены из некрупных камней, имеют в плане вид овала, а внутри затейливые ходы, ведущие к центру сооружения. Выделяется несколько видов конструкций лабиринтов. Если лабиринты находятся не на островах, то вход в них - всегда со стороны материка.
Замечено, что лабиринты разных видов могут соседствовать, а лабиринты одинаковых конструкций встречаются на территориях, отделённых сотнями километров.
Все известные кольские лабиринты расположены на берегу моря, как правило, за первым - наиболее древним - береговым валом.
Выложенные из камня лабиринты по прошествии столетий не распались, не покрылись буйной растительностью. Все, кто прошел через эти лабиринты, говорят о необыкновенных ощущениях, которые они испытали.
Проблематику «северных лабиринтов» выражают три вопроса: когда, кто и зачем строил лабиринты на Севере?
Когда?
Существует устоявшийся взгляд, что каменные лабиринты на Севере появились на всей территории как бы одновременно, причем много позднее, чем сформировалась археологическая культура, с которой они оказываются связаны впоследствии. Дело в том, что изучая местоположение каменных лабиринтов относительно уровня моря учёные заметили, что подавляющее их большинство расположено на уровне первой морской террасы, сформировавшейся не ранее III тысячелетия до нашей эры. От современного уровня воды её отделяют ещё несколько береговых валов, фиксирующих процесс отступления моря, и тогда последние лабиринты по своему положению могут быть датированы концом II тысячелетия до нашей эры. На этом основании время постройки каменных лабиринтов на Беломорье исследователи относят ко времени сооружения других мегалитических построек Северной Европы - в Англии (Стоунхендж и др.), Бретани, Испании, Швеции.
Но, лабиринты северной Норвегии по высотному расположению и возрасту лишайников датируются временем почти нашей современности - ХШ-XVIII вв. Так, кто же прав? И где календарная ошибка?
Кто?
На этот вопрос исследователи однозначно утверждают, это - «протосаамские» народы, характерный образ жизни и ведения хозяйства которых - кочевнический. Доказательство? - ареал распространения «северных лабиринтов» совпадает с ареалом распространения подобных племён. Логика? - типа: учение верное, потому что – правильное.
Странно то, что охотники и рыболовы оставили на прибрежных скалах реки Выг на Карельском берегу Белого моря множество наскальных изображений, всесторонне освещающих их быт, охоту, морской промысел и многое другое. Однако в этой широчайшей «картинной галерее» нет главного - изображения лабиринтов. Может быть, их запрещалось изображать?
В отношении же беломорских каменных лабиринтов существует ещё одно устоявшееся мнение: поскольку основное святилище с лабиринтами находится на Соловецких островах, оно должно было принадлежать морским охотникам и рыболовам, которые только и могли добраться сюда с материка. Понимается, при этом, – ближайшего материкового берега. Но, почему смешаны в один узел святилища и лабиринты? И почему выбран только такой путь? И почему строителями не могли быть те же морские охотники и рыболовы, но приплывшие на своих судах издалека? Тем более, что лабиринтными «вехами» обозначен весь вероятный путь наших строителей – по всему Северному побережью Европы, не говоря уж о Прибалтике. Но, такой постановки вопросов – вовсе не встречается.
Зачем?
Ответ на этот вопрос уже зависит от двух предыдущих. Но, если там нет полной уверенности в истине, то здесь и подавно, на все 100%.
И ещё. Большинство исследователей лабиринтов либо впрямую проводит связь между северными, прибрежными лабиринтами и подземными – Фаюмским и Кносским, либо такая мысль неосознанно преследует их в работах. И, как следствие, в исследования северных лабиринтов подмешиваются и другие описания: лабиринтных орнаментов, дворцовых и садовых лабиринтов, лабиринтных задач, испытаний и игр. Отсюда – и устоявшееся мнение, что по лабиринту необходимо двигаться, что в нём нужно, избежав тупиков, обязательно искать выход. Т.е. налицо некое упрощенчество: вместо того, чтобы каждый раз находить свой и отличающийся от других ответ в огромном разнообразии лабиринтных задач, мы на всё это разнообразие пытаемся найти один-единственный и, по нашему, – верный ответ. И, естественно, получаем фиаско!
…..
Церковь выступила против языческого культа лабиринтов так же жёстко, как она наложила запрет на заговоры, ритуалы, способствующие плодородию женщин, на культ мёртвых. В этой борьбе с языческими верованиями церковь использовала чрезвычайно действенную стратегию: манипулируя дохристианскими знаками, она начала по-своему толковать их. Так лабиринт стал воплощением пути человека через грешную жизнь к высотам жизни праведной...
Монахи Соловецкого монастыря вообще всегда воспринимали лабиринты как «бесовские знаки». И не зря они, держа пустынь на Заяцком острове, старались как можно реже посещать сторону острова, на которой находится древнее капище, считая остров проклятым и наполненным чертовщиной. Для ограждения себя от «бесовщины» у каждого обнаруженного лабиринта они выложили или установили кресты.
Просуществовав не одно столетие, каменные лабиринты и пирамидки Большого Соловецкого острова, где расположен монастырь, были уничтожены и полностью исчезли где-то в 50-е годы. Однако по настоянию историков, археологов и краеведов они были вскоре восстановлены по сохранившимся планам и картам, но уже в виде имитации. И нельзя уже с полной уверенностью говорить ни об истинной конфигурации лабиринтов, ни об их размерах.

_____________________________________________


Источник.

Сообщение отредактировал Странник: 27 Август 2013 - 18:42

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#11 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 29 Август 2013 - 09:33

Повторение - мать учения. Жаль, что ссылок нет. А так весьма неплохо.
"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#12 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 29 Август 2013 - 16:35

Плохо, что без ссылок на тех, у кого брал материалы.
А как обзорно-ознакомительный материал - почему бы и нет?

Думаю, у любого из нас интерес к той или иной проблеме начинался вовсе не со штудирования фундаментальных трудов :), а с информационных публикаций такого же примерно рода.

#13 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 29 Август 2013 - 17:12

Цитата

А как обзорно-ознакомительный материал - почему бы и нет?

Скорее «да», чем «нет». :by:

Цитата

Думаю, у любого из нас интерес к той или иной проблеме начинался вовсе не со штудирования фундаментальных трудов :), а с информационных публикаций такого же примерно рода.

Ежели с такого же примерно рода, то это, пожалуй, в некотором смысле даже хорошо. А если с такого:
___________________________________________________________

С древних времен до нас сохранились таинственные тоннели, оплетающие Европу от Шотландии до Турции. Более 1200 из них были найдены в Германии и Австрии, Баварии. Даже в центральной Франции были обнаружены кластеры. Эти тоннели имеют интригующие параллели на маршруты ирландских и шотландских монахов, которые в 6-м веке путешествовали по континенту в качестве миссионеров и были известны своим неподобающим поведением.

Немецкий археолог Генрих Кущ, принимавший активное участие в экспедиции, заявляет о том, что туннели были обнаружены в сотнях неолитических поселениях на всем континенте. По его словам то, что эти лабиринты не были разрушены в течение 12000 лет, свидетельствует об их громадном первоначальном размере.

По его словам, большинство из этих лабиринтов по размеру немногим шире, чем большие кротовые норы. То есть размер вполне достаточен для того, чтобы мог пролезть человек, но ничего больше. Правда, в некоторых местах узкие проходы имеют небольшие отступы, больше похожие на гостиные, или камеры хранения, или комнаты. Лабиринты не всегда и не везде ведут наверх, но вместе взятые они составляют массивную подземную сеть.

Строители таких тоннелей применяли спиральное конструирование, требующее предварительного проектирования рисунка на земле. Может быть, поэтому сейчас выделяют четыре типа лабиринтов – почкообразные, подковообразное, концентрически-круговые и круглоспиральные. Известно, что в центре каждого подковообразного лабиринта стоит каменная пирамидка.

Какие только имена не давались всем тоннелям – вывилоны и девичьи пляски, дороги великанов и Ниневия, игры святого Петра и падение Иерусалима. Люди всегда хотели раскрыть тайну этих загадочных сооружений и потому придумывали варианты их появления.
Одни считали, да и считают, что сеть лабиринтов была способом защиты людей от зверя, другие – это магистрали, предназначенные для безопасного путешествия вдали от войн, насилия и погоды над землей. Третьи говорят о том, что в подземельях раньше держались преступники. Четвертые говорят, что лабиринты были местом, где больные могли избавиться от страданий. Однако если это так, здесь должны были обнаружиться, хоть какие-нибудь, останки людей. Их нет.
А, может, право большинство людей, которые вообще связывают тоннели с различными легендами и мифами о друидах, демонах, злых гномах, кобольдах, феях и прочей нежити? Впрочем такая версия очень даже реальна. На Боденском озере недалеко от города Линдау была найдена песчаная табличка с изображением гоблина с хвостом. А, если считать, что древние люди рисовали только то, что видели…

Кроме того древние обнаруженные писания свидетельствовали о том, что эти лабиринты стоит рассматривать, как пути в преисподнюю, двери которой открываются только людям, знающим специальные заклятия и точное время открытия входа, или же тем, кто оказывался около входа в тот момент, когда открываются двери. Только смельчак мог попасть в страну вечной молодости, где жили боги.

Вот только богами ли были жители подземных лабиринтов? Или это были просто жители иных миров, такие как гномы, эльфы, гоблины и прочие. То есть те, кого боялись и сторонились, общения с которыми избегали всеми силами. И которые жили отдельно от людей по своим собственным законам. Они также никогда не хотели быть вмешаны в человеческие дела, как и человек в их.

Кстати, есть и еще одна версия. Ученые искали в этих лабиринтах различные орудия труда, но, напрасно – они были пусты. В них нет остатков костей, ни погребений, нет ничего, что могло бы помочь разгадать их тайну. В центре лабиринтов находится либо абсолютная голая статья, нетронутый галечник, каменные черные курганы, поставленные на ребро валуны и ящики-дольмены. Создается такое впечатление, что природа сама создала все эти необъяснимые ходы.

Вот только и здесь есть маленькое несоответствие. Во-первых, помните, в начале статьи, говорили о странной параллели тоннелей на пути монархов, так вот, если бы тоннели создавались природой, такого бы не было. Ну, не будет же Природа следить за королями (своими детьми), это просто абсурд какой-то получается.

Еще одна загадка лабиринтов - это наличие их точного расположения на монетах, сделанных на древнем Крите. С одной стороны в этом нет ничего особенного, ведь само слово «лабиринт» проникло к нам через древнегреческий миф о Минотавре. Наверное, каждый слышал об этом существе, которому древние греки приносили в жертву своих дочерей. До тех самых пор, пока в гости к чудовищу не спустился Тезей за своей Ариадной и не победил его, освободив свою страну от позорной дани.
Никто не знал, как выглядел критский лабиринт до тех пор, пока в экспедицию не отправился А.Эванс. Начав раскопки на Крите, археолог обнаружил огромный дворец из сотен помещений. Было решено, что это и есть загадочное жилище Минотавра. Ведь в нем действительно ничего не стоило заблудиться, а все остальное – выдумки поэтов. Но позже выяснилось, что под «лабиринтом» греки понимали именно лабиринт, а значит, это здание предназначалось для чего-то другого.

Что интересно, двойная спираль на монетах Крита точно соответствует рисунку каменных лабиринтов, нанесенному на северные скалы. Только откуда люди взяли эту спираль и что хотели передать этим рисунком? Ведь ничего подобного нет ни в Греции, ни на самом Крите! Все попытки археологов что-либо выяснить заканчивались неудачей.

Первый маленький шаг к открытию тайн северных лабиринтов сделал археолог Виноградов во время своего пребывания в заточении на Соловецких островах. Он, обойдя все окрестности местности, зарисовал все встреченные лабиринты, отдельные камни и гробницы. Как выяснилось, они все взаимосвязаны. Одну каменную кучу он разобрал, но так ничего и не нашел. Также, как не нашел ничего и другой археолог, А.Я. Брюсов.

Но все же именно в это время появилось смелое предположение, что лабиринты – святилища, необыкновенные громадные алтари, оставленные древнейшим неизвестным народом мира. И связаны они с потусторонним миром, где властвуют покойники. Именно по спиралям должны были проходить души мертвых, чтобы затеряться среди лабиринтов и не возвращаться обратно. То есть лабиринт открывал душам умерших людей дорогу в мир Иной. Эту теорию нужно было доказать наличием погребальных останков тех людей, которые уходили в свое последнее путешествие по лабиринту.

И знаете, такие останки неожиданно для всех были найдены археологом А.А. Куратовым. Он обнаружил обожженную человеческую кость и, рядом с ней, остатки кварца в одном из колец лабиринта. Находка археолога подтверждала, что кучи камня возле лабиринта есть не что иное, как древние захоронения. Это подтверждало и расположение тоннелей рядом со стоянками древних людей.

Казалось бы, все, загадку лабиринтов можно считать разрешенной. Но не тут-то было. Рядом с другими тоннелями, расположенными под Европой не было каменных куч, а значит, не было захоронений. Трудно было их назвать и входом в Царство мертвых, так как большинство лабиринтов находились далеко от любых поселений. Можно было бы назвать эти лабиринты жертвенниками, но и эту версию опровергает длина лабиринтов. Зачем древним людям были нужны такие длинные тоннели, да и еще и расположенные в разных местах?

Любопытен тот факт, что лабиринты в европейских странах появились в конце 2 тысячелетия практически единовременно. А также интересно и то, что на многих скалах на берегу Белого моря древние люди оставили различные наскальные изображения, освещающие их жизнь и способы добывания пищи. Но нигде… нет изображения лабиринтов. Может их запрещалось рисовать? А, если это так, то почему?

Не стоит думать, что первые же изучения лабиринтов раскроют их тайну. Мы не можем ответить, какие из них более древние, а какие просто являются подражательными. А ведь это важно. В современной или первобытной магии лежит принцип подражания любому событию. И даже не полное знание, возникающее в период первобытного импульса, оставляет после себя только действие. Так возникали не имеющие ценности ритуалы. То же самое должно было происходить и с лабиринтами, с течением времени превратившимся в такой же символ древней цивилизации, как и крест у православных.

И вот, что еще интересно в связи с этим.

Многие исследователи терялись в догадках, почему лабиринты называются «вавилонами». Почему именно Вавилон, вечный город - упомянутый в Библии и уже в наше время найденный археологами, дал название всем этим тоннелям? И почему в Северной Европе принято приурочивать к лабиринтам фей, являющихся хранителями секрета вечной жизни. Однако, именно эти два факта, будучи взаимосвязаны, объясняют существование друг друга.
В кельтской мифологии существует город (остров) Авалон, обитателями которого являются феи. Врата города открываются лишь избранным. И, скорее всего, именно он стал прародителем названия лабиринтов «вавилон». В то же время само название города в переводе означает «яблоко». Вспоминаем про молодильное яблоко, рассказ о котором также возникло из кельтских легенд. Добавляем сюда форму каменных лабиринтов, очень похожую на разрез яблока, и все оказывается взаимосвязано.

В результате отпадают сомнения в случайности совпадения: каменные лабиринты являются в некоторой степени указателями на близость иных измерений и пространств. И, может быть, они сами являются неведомыми для нас «каналами связи» Вселенной, о существовании которых мы начали подозревать только сейчас.

Источник. «Зеркало».
___________________________________________________________

, а??? :) :) :)

Согласитесь – шедеврально практически в последней инстанции!

Сообщение отредактировал Странник: 29 Август 2013 - 17:34

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#14 Татьяна Ф.

Татьяна Ф.

    Главный методист

  • Пользователи
  • 1 483 сообщений

Отправлено 29 Август 2013 - 17:34

Конечно, соглашусь! Развесистая "клюква", типично рассчитанная на "Ах!" . Но, знаешь, и она для кого-то может послужить "информацией к размышлению". Впрочем, по моему скромному мнению, отрицательные эффекты публикаций такого уровня резко перевешивают это немногое положительное. Народ у нас, в массе своей, не желает думать, а желает хавать, и безумно, недопустимо велика его вера в истинность любого печатного или иного СМИ-слова :smile75:
Не религия, конечно, но тоже - опиум...

#15 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 29 Август 2013 - 18:33

Вот и по моему разумению отрицательный эффект от публикаций такого уровня значительно перевешивает возможный положительный эффект. Если, конечно, не считать того безумного ( :)) удовольствия, которые получают те, кто в теме.  :0621:

И дело здесь, не только в том, что:

Цитата

Народ у нас, в массе своей, не желает думать, а желает хавать, и безумно, недопустимо велика его вера в истинность любого печатного или иного СМИ-слова

Хотя, безусловно, далеко не без этого!

Однако, на мой взгляд, хуже то, что может праявиться такой эффект, когда что-то впервые прочитанное/услышанное человеком и произведшее на него сильный эффект долгое время подсознательно воспринимается им, как истина (не в этом ли одна из причин той "веры", о которой та говоришь?) . И вот от такого убеждения/веры даже думающим избавиться бывает ой как не легко. Именно это, опять же на мой взгляд, самое страшное в эффектах в подобных публикаций!

А не желающим думать, а только хавать – бог судья (надеюсь :0305: ).
Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#16 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2013 - 13:55

Получил письмо от Вячеслава Мизина. С его любезного разрешения делюсь.

Вячеслав Мизин сказал:

Глянул форум, вижу, что заявленные мной идеи не вызвали серьезного обсуждения и все вылилось во флуд, т.е. как я понял возражений нет. Кое-что упомянутое в теме и почему-то вызвавшее всеобщее одобрение очень позабавило (небольшой, но детальный разбор сего шедевра прилагаю) и тут я полностью с Вами согласен: «отрицательный эффект от публикаций такого уровня значительно перевешивает возможный положительный эффект».
_________________________________________

Компиляция, вызвавшая почему-то положительную реакцию как первичный обзорно-ознакомительный материал, не может быть даже близко рекомендована для слабо знакомых с темой, поскольку несет массу ошибок, устаревших сведений, противоречий и откровенного бреда. Признать такой текст даже научно-популярным никак нельзя, от такого сумбурного компилирования у неподготовленного читателя осядет только чепуха о «тайнах страшных лабиринтов» которые никак не могут разгадать ученые. Итак, по пунктам:


«Древний смысл лабиринтов уже давно утрачен в народной памяти».

- как бы не совсем верно, упоминания в фольклоре есть, причем ниже автор сам об этом пишет.

«Все эти исследователи сходятся на том, что лабиринты созданы древним человеком»

- далеко не все, западные исследователи датируют каменные лабы Средневековьем, причем у них это вообще мэйнстрим (Крафт, Саввард, Ольсен и др.).

«Первый шаг к решению загадки северных лабиринтов сделал археолог Н.Н.Виноградов в 20-х годах нашего века»

- вообще-то первый шаг в изучении лабов сделал еще Карл Бэр в 1840-х гг. Про решение тоже говорить нельзя, так как версия Виноградова не является общепризнанной, а проблема решенной. Утверждать начало исследования лабов с Виноградова это советский уровень 1970-х гг., т.е. для 2010-х гг. это морально устаревший подход.

«Одну из каменных куч в кольце лабиринтов он разобрал, но ничего под нею не нашёл».

- не по теме, но… один маленький нюанс, на который почему-то не обращают внимание: В ОДНОЙ из куч были найдены кости… коровы, а древние находки найдены ПОД кучами. Скотоводства там явно не могло быть ранее Средневековья, отсюда вывод - далеко не все кучи у лабов древние (см. Мартынов А.Я. Отчеты о работе археологической экспедиции Соловецкого музея-заповедника в 1992-94 г.г.).

«Во-вторых, и это весьма примечательно, каменные лабиринты на Севере появились на всей территории как бы одновременно, причём много позднее, чем сформировалась археологическая культура, с которой они оказываются связаны впоследствии»

- это вообще бред, ни в одном источнике такого утверждения не нашел, как раз многие пишут о разновременности лабов (напр. Мартынов, Манюхин, Коткин, Бельский).

«Дело в том, что изучая местоположение каменных лабиринтов относительно уровня моря учёные заметили, что подавляющее их большинство расположено на уровне первой морской террасы, сформировавшейся не ранее III тысячелетия до нашей эры, тогда как последние лабиринты по своему положению могут быть датированы концом II тысячелетия до нашей эры»

- автор цитатами, если это цитата, противоречит сам себе, т.к. ранее он же приводит: «Считается, что лабиринты карельского Беломорья созданы в конце первого тысячелетия до нашей эры протосаамскими племенами». Вывод: хреновая компиляция, т.к. если есть противоречия, то их надо объяснять для неподготовленного читателя.

«Все эти сооружения, включая наши северные лабиринты, построены в одну эпоху - примерно с середины III и кончая серединой II тысячелетия до нашей эры, когда их перестали возобновлять».

- полная чушь, откуда сведения о том, что лабы на Беломорье перестали возобновлять именно в сер.2 тыс. до н.э.? На основании каких таких данных и источников?

«а когда такие же лабиринты стали находить в глубине Кольского полуострова»

- нет убедительных таких находок, вся инфа от гиперборейских фриков (проверял в т.ч. лично – кроме болтовни нет ни фото, ни результатов исследования археологами, а мимо них такая находка бы не прошла).

«Раскопав одну из каменных куч в кольце лабиринтов на Большом Заяцком острове, Куратов обнаружил под ней еще не до конца истлевший обломок обожжённой человеческой кости, и несколько отщепов кварца, явно вышедших из рук человека».

- не по теме, но… еще раз о кучах: ключевое слово «под ней» – т.е. не в самой куче. Где гарантия, что сама куча связана с этими находками, а не насыпана позже?

«Находка Куратова не просто утверждала, что каменные кучи около лабиринтов - остатки древних захоронений; она помещала весь комплекс этих сооружений в соответствующую историко-культурную нишу»

- не по теме, но… вот это очень может оказаться из разряда «поспешишь – людей насмешишь». Следовало глянуть, нет ли таких находок в почве там вне куч, находки вроде тоже ведь не под каждой кучей были сделаны, тогда картина могла бы быть совсем иной, как и выводы.

«Б.Ольсен считает, что эти близлежащие памятники могут быть связаны и по аналогии с лабиринтами норвежского Финмарка датированы XII-XVI вв. Самые ранние изображения лабиринтов в виде петроглифов в Скандинавии датируются бронзовым веком - II тыс.до н.э.»

- а вот это притянуто, т.к. лабы-петроглифы находятся в Южной Скандинавии, например в Альте их нет, следовательно здесь по любому будет разный контекст т.к. между ними более тысячи километров, при этом эти петроглифы как раз ближе к европейскому ареалу – Англия, Италия и проч., где нет каменных лабов (кроме одного в Англии).

«Большинство скандинавских памятников не могут быть датированы по высотным уровням ранее средних веков, хотя исследователи и допускают более древний возраст некоторых из лабиринтов»

- упс, а как же предыдущие упоминания о 2-3 тыс. до н.э.?

«неолитические объекты Большого Заяцкого острова представляют собой энергетические центры, оказывающее воздействие на психофизическое состояние испытуемых».

- ремарка: думаю, игра в классики тоже оказывает «воздействие на психофизическое состояние испытуемых».

«Знак лабиринта легко можно сопоставить с библейской картиной Вселенной, как ее представляли жители древнего Вавилона, и попытаться таким образом расшифровать части лабиринта».

- это еще что за Кащенко??? В древнем Вавилоне не исповедовали ни иудаизм, ни христианство, откуда там библейская картина Вселенной?

«Само название лабиринта - "Дороги великанов" - предполагает наличие в нем второго небесного великана – Луны»

- перевод с финского (а это название от финнов) тут вариативен, например можно и так: «великановы дороги» - не факт, что указание именно на множественное число.

«Вначале лабиринты имели функцию "каналов связи" с загробным (подземным) миром и использовались при погребальном обряде и ритуалах инициации».

- откуда снова дровишки?

«Имеется и несколько народных преданий, объясняющих происхождение лабиринтов в отдельных местах».

- снова противоречие с самым первым утверждением.

«Каменные лабиринты издревле почитались как указатели на близость иных пространств и измерений. Предания и легенды северных народов связывали каменные спирали с существованием сказочных народов: эльфами, феями, гномами и подобными им жителями подземного мира».

- это еще откуда? На Севере как раз такого не припомню, где-нибудь в Англии может наверно, но у нас, в Финнмарке и в Финляндии такого точно нет. Вывод: северные народы – финны, саамы, поморы как раз не связывают. Вообще чаще с малым народцем на Севере связывают холмы, камни, трещины в скалах и пещеры (А.Кейонен и др.).

«Более того, именно лабиринты в легендах и сказаниях указываются как "входы" и "выходы" в подземное, потустороннее царство, открывающиеся лишь тем, кто знает магический ключ к этой, образно говоря, потайной двери».

- аутентичный пример такой легенды? Хоть один? Скорее всего это тоже какой-то современный эзотерический доширак из серии «про Великую Северную Традицию».

«По преданию, два больших лабиринта у г. Колы сооружены королем Валитом или Валентом, посаженником Великого Новгорода, разбившим мурман и норвежцев. «И тот камень, что на Варенге, и по сей день слывет Валитов камень».

- какая-то каша…, камень на Варенге не имеет никакого отношения к Коле (между ними более 250км) и не является в прямом смысле этого слова лабиринтом, впрочем, это отдельная и очень интересная тема. Их сравнение уместно только в контексте серьезного рассмотрения, а ни как в цитате - все свалив в кучу.

«Однако ни к какой фантастике прибегать не придётся, если только встать на почву реальности и представить процесс распространения лабиринтов в обратном порядке -- не с Юга на Север, а наоборот - с Севера на Юг. Действительно, сами критяне - создатели Эгейской цивилизации - вряд ли посещали Кольский полуостров, хотя полностью это не исключено, так как он входил в зону Гипербореи, имевшей постоянные контакты со Средиземноморьем. Зато прапредки критян и эгейцев наверняка обитали на севере Европы, включая Кольский полуостров, где оставили сохранившиеся по сей день следы-лабиринты, прообразы всех последующих сооружений подобного рода. Путь "из варяг в греки" был проложен не на грани I и II тысячелетий н.э., связав ненадолго Скандинавию, Русь и Византию. Он существовал испокон веков, выступая естественным миграционным мостом между Севером и Югом. Двигаясь по нему постепенно с Севера Евразии, древние этносы, прапредки тех, кто создал мировые цивилизации, достигли некогда и Индостана, и Ирана, и Малой Азии, и Ближнего Востока, и Средиземноморья, и Северной Африки».

- шикарно! Далее дружно смотрим известный фильм «Я тоже хочу» на 61-63 мин.

«Лабиринты зачастую располагаются группами, например, - на Соловецких островах, на Кольском полуострове - на реках Поной и Харловка».

- спутаны Харловка и Варзина. Автор «плавает» в географии.

«Все исследователи отмечают связь лабиринтов с морским побережьем и островами, местами активной рыбной ловли. К примеру, все 156 лабиринтов провинции Норрланд на севере Швеции находятся близ рыболовных тоней. Подобное местоположение типично и для лабиринтов России».

- ага, при этом в Швеции они средневековые, а в России древнее древности, нестыковочка вопиющая и требующая логичного объяснения, не видеть её может разве что слепой.

«Бросается в глаза отсутствие лабиринтов на пресных водоемах, в том числе и таких значительных, как Ладожское и Онежское озера, которые в сознании древнего населения вполне могли ассоциироваться по своей величине с морями».

- ну в Швеции то кстати есть на крупных озерах (С.Агорелиус, 2003).

«Если лабиринты находятся не на островах, то вход в них - всегда со стороны материка»

- насчет «всегда» неправда, у варзинских вообще разнобой направлений входов.

«Замечено, что лабиринты разных видов могут соседствовать, а лабиринты одинаковых конструкций встречаются на территориях, отделённых сотнями километров».

- тоже не факт, на Заяцком и Анзере есть идентичные или очень похожие, так что замечание неверное.

«Все известные кольские лабиринты расположены на берегу моря, как правило, за первым - наиболее древним - береговым валом».

- опять чушь, понойские расположены на 20 метрах, варзинские и кандалакшский не более 5.

«Выложенные из камня лабиринты по прошествии столетий не распались, не покрылись буйной растительностью».

- почти все заросли, многие расплылись, на Анзере вообще почти не видны, автор явно не видел даже их фото. Не заросли те, по которым топчутся и новоделы.

«На этот вопрос исследователи однозначно утверждают, это - “протосаамские” народы, характерный образ жизни и ведения хозяйства которых - кочевнический. Доказательство? - ареал распространения “северных лабиринтов” совпадает с ареалом распространения подобных племён. Логика? - типа: учение верное, потому что – правильное».

- не совпадает никак, нет ни одного периода кроме Средневековья, когда Сев. Европа была более-менее общей от Поноя до Дритвика (зона распространения лабов).

«Странно то, что охотники и рыболовы оставили на прибрежных скалах реки Выг на Карельском берегу Белого моря множество наскальных изображений, всесторонне освещающих их быт, охоту, морской промысел и многое другое. Однако в этой широчайшей "картинной галерее" нет главного - изображения лабиринтов. Может быть, их запрещалось изображать?»

- ага, сразу сакрал, табу, почему-то вдруг «главного»… Может все еще проще – они его не знали? Правило Оккама никто не отменял.

«В отношении же беломорских каменных лабиринтов существует ещё одно устоявшееся мнение: поскольку основное святилище с лабиринтами находится на Соловецких островах, оно должно было принадлежать морским охотникам и рыболовам, которые только и могли добраться сюда с материка. Понимается, при этом, – ближайшего материкового берега. Но, почему смешаны в один узел святилища и лабиринты? И почему выбран только такой путь? И почему строителями не могли быть те же морские охотники и рыболовы, но приплывшие на своих судах издалека? Тем более, что лабиринтными “вехами” обозначен весь вероятный путь наших строителей – по всему Северному побережью Европы, не говоря уж о Прибалтике. Но, такой постановки вопросов – вовсе не встречается»

- чепуха. Во-первых, в Прибалтике нет лабиринтов (кроме Эстонии), неизвестны они и в центральной Норвегии, во-вторых, опять привет Оккаму – с ближайшего берега это как раз наиболее вероятно, учитывая специфику плаваний в полярных водах до Средневековья – попробуйте на неолитической долбленке пройти хотя бы от Мурманска до Соловков.

«Отсюда – и устоявшееся мнение, что по лабиринту необходимо двигаться, что в нём нужно, избежав тупиков, обязательно искать выход. Т.е. налицо некое упрощенчество: вместо того, чтобы каждый раз находить свой и отличающийся от других ответ в огромном разнообразии лабиринтных задач, мы на всё это разнообразие пытаемся найти один-единственный и, по нашему, – верный ответ. И, естественно, получаем фиаско!»

- северный каменный лабиринт вообще-то человекоразмерен, один этот факт указывает на то, что его строили в первую очередь для прохождения, прочее вторично и может быть чем угодно.

«Церковь выступила против языческого культа лабиринтов так же жёстко»,

- откровенная ложь, во всей массе антиязыческих вердиктов церковников от грамот Макария, «слов об идолах» и до ПСПР нет ни одного упоминания языческого культа лабиринтов (!). Ни один северный святой, от Варлама Керетьского до Трифона Печенгского, «крестившие» капища, не упоминал лабы. Инквизицию, боровшуюся с шаманизмом и колдовством в 17 веке в Финнмарке, тоже почему-то лабиринты не интересовали. Несколько странно для «жесткого выступления» или… это был всецерковный православно-католический молчаливый протест-игнор языческих лабиринтов? В реальности же если бы такие источники были, то они были бы введены в оборот еще в 19 веке и всеми бы цитировались.

«В этой борьбе с языческими верованиями церковь использовала чрезвычайно действенную стратегию: манипулируя дохристианскими знаками, она начала по-своему толковать их. Так лабиринт стал воплощением пути человека через грешную жизнь к высотам жизни праведной. Монахи Соловецкого монастыря вообще всегда воспринимали лабиринты как бесовские знаки».

- стопроцентная, чистейшей перегонки дистиллированная брехня - нет такого ни в одном источнике, в реальности есть упоминания (Досифей 1836, Дурылин 1913), что монахи связывали лабы с Петром Великим, но не с бесами, капищами и прочим язычеством. Нет ни одного источника, который бы упоминал лабы как «бесовские знаки». Вот так вот и искажается реальная история Севера…

«И не зря они, держа пустынь на Заяцком острове, старались как можно реже посещать сторону острова, на которой находится древнее капище, считая остров проклятым и наполненным чертовщиной. Для ограждения себя от “бесовщины” у каждого обнаруженного лабиринта они выложили или установили кресты».

- опять чушь, насчет крестов уже писал, они там вовсе не у лабов выложены (имеющий глаза, да увидит - см. схему у Мартынова), насчет таких подробностей по Зайцу – не видел такого ни в одном источнике. Теперь снова к фактам: есть упоминания, что не только монахи, но и просто поморы часто заходили на Заяц и при этом нет упоминаний ни о каких страхах (см. Богуславского и др.). Судя по общей специфике текста, я сильно сомневаюсь, что автор эти сведения почерпнул в каких-то малоизвестных архивах, скорее это просто выдумки. Впрочем, если это очень сильно искаженные сведения о практиках «пустынного страхования», то и они никак не связаны с лабами, и это вообще тогда отдельная специфическая тема.

Вывод: данный текст ни в коем разе нельзя рекомендовать к ознакомлению для начинающих. Что можно? Книжки Керна и Саварда пока вне конкуренции – просто, доступно, без брехни и лажи.

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#17 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2013 - 14:45

Грамотный обзор.
Однако, позволю не согласится с этим:

Цитата

«Первый шаг к решению загадки северных лабиринтов сделал археолог Н.Н.Виноградов в 20-х годах нашего века»

- вообще-то первый шаг в изучении лабов сделал еще Карл Бэр в 1840-х гг. Про решение тоже говорить нельзя, так как версия Виноградова не является общепризнанной, а проблема решенной. Утверждать начало исследования лабов с Виноградова это советский уровень 1970-х гг., т.е. для 2010-х гг. это морально устаревший подход.
Когда я готовил материал о лабиринтах, практически все источники указывали Н. Виноградова как одного из тех, кто впервые серьёзно начал изучать лабиринты в нашей стране. Я весьма обзорно осведомлён о зарубежном опыте таких исследований по причине недостаточности владения иностранными языками. Сот-но, ссылаться на то, о чём знаю в пересказе - по меньшей мере ненаучно.
Так же, как и говорить о "морально устаревшем подходе". Исследователь, выдвигая версию, работает с доступными для него данными.
"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#18 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2013 - 16:09

Зря не соглашаешься. Н. Виноградов один из тех, кто серьёзно начал изучать лабиринты в СССР (в дальнейших публикациях советских времён именно СССР и называется нашей страной :)). Даже если рассматривать российских исследователей, то и у Н. Виноградова были предшественники. Один из таких примеров можно найти даже на нашем форуме.

Из относительно ранних (по крайней мере - до исследований Н. Виноградова) зарубежных публикаций в качестве примера можно, в числе прочих, привести книгу «Krause Ernst. Die Trojaburgen Nordeuropas». Ссылку на скачивание этой книги и упоминание о современном её переводе на русский можно, опять же, найти на нашем форуме. Но уже здесь. Кстати, ты бывал в тех краях...  :)).

Сообщение отредактировал Странник: 02 Сентябрь 2013 - 16:14

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#19 Вячеслав

Вячеслав

    Тотально всеохватная особь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 828 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2013 - 16:15

Скажу честно: в области лабиринтоведения я несколько поотстал за последние полтора года... :)
"То что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно." © Чак Паланик
"Не важно, куда глядишь - важно, что и ты при этом видишь.." © Виктор Пелевин

#20 Странник

Странник

    Руководитель направления АЭН, лабиринтолюб

  • Модераторы
  • 1 222 сообщений

Отправлено 02 Сентябрь 2013 - 16:44

Ты, однако, это брось!  Давай догоняй и перегоняй!!  Причём всех... Изображение

Сообщение отредактировал Странник: 02 Сентябрь 2013 - 22:31

Избыток извилин - лабиринт, их отсутствие - тупик.

#21 Станислав

Станислав

    ура! я всё же не уфолог...

  • экспертная группа
  • 5 072 сообщений

Отправлено 11 Сентябрь 2013 - 15:36

А пока Главный Лабиринтовед подготовит, например, возражения по тов. Мизину... что это выходит: и контраргументы есть, а все молчааааааааааааааааааааааат... абыдно!
Делай, что должен... (Марк Аврелий)
Из триад бардов: "Три вещи, которым не стоит верить: мечты старика, клятва возлюбленной и история, рассказанная незнающим"

пока ещё главный редактор «Аномалии»
Спасибо, что прочитали мой пост :)





Темы с аналогичным тегами датировка, археология, история, лабиринт, север, аномалия аэн, №4, 2012